Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

дудит в дуду

Где купить? Где увидеть и услышать? Как подписаться?

Web

Купить электронную версию журнала в формате pdf:

ОЗОН: http://www.ozon.ru/context/detail/id/3608228/?group=div_egoods&catalog=1686&sort=year#detf

Литрес: http://www.litres.ru/serii-knig/znanie-sila-2013/

Пресса.ру: http://pressa.ru/izdanie/2978

Аймобилко: http://www.imobilco.ru/search/?q=%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0

***
Канал на Ю-тьюбе с записями лекций лектория "Знание-сила" (секция наук о природе): http://www.youtube.com/user/alexeevan - там можно взять ссылки на конкретные лекции.

Прочесть стенограммы и тексты лекций можно на нашем сайте:
http://znanie-sila.su/?issue=projects/projects.php&id=9
szemüveg

Разведчик загадочного

Ольга Балла

Разведчик загадочного

История одного несостоявшегося разговора

Знание – Сила. - № 4. - 2018

ivanov.jpg

Интервью мы с ним так и не сделали. Хотя хотелось, замышлялось и воображалось очень давно – с тех самых пор, как мне вообще повезло начать заниматься журналистикой. Хотя даже виделись – и целых два раза. Первый раз - ещё задолго до всякой журналистики, вообще до всего, когда я, вечно торопившийся и хронически опаздывавший юный курьер Института русского языка Академии наук тогда ещё СССР, внеслась с каким-то очередным пакетом, запыхавшись, в здание Института славяноведения и балканистики той же Академии и чуть ли не головой влетела – едва не сбив его с ног - в большого, величественного седого человека с высоким лбом. «Простите, где здесь кабинет такой-то?» - нагло выпалила я, прекрасно понимая, что передо мною Вячеслав Всеволодович Иванов, - но не рассыпаться же теперь в почтении и восхищении, не рассказывать же ему сию минуту о том, как книжка его избранных статей воспламенила моё, как я выражалась уже тогда, «гуманитарное воображение». Ну не та ситуация. Вообще-то было даже странно, что он существует на самом деле – а не создан тем самым «гуманитарным воображением», что можно его запросто вот так чуть не сбить на дурацком молодом бегу. Собеседник мой вежливо и, как почудилось мне в жарком смущении, не без иронии указал мне искомый кабинет, я унеслась в указанном направлении, на том мы и расстались. Второй раз был куда осмысленнее и давал куда больше шансов для плодотворного разговора. Несколько жизней, несколько перемен участей спустя, в 2009-м, что ли, году или в 2010-м, в РГГУ был поэтический вечер ещё одного человека из архетипических, из тех, что оказали на моё гуманитарное воображение решающее воздействие – лингвиста и переводчика Александра Милитарёва. (И о, счастье, – с Милитарёвым мне тогда всё-таки удалось устроить разговор, но то совсем другая история.) На этот вечер заглянул и небожитель Иванов – такой же (на мой, по крайней мере, смущённый взгляд) большой и величественный, как тогда, в глубине незапамятных восьмидесятых. Ну теперь-то уж, защищаемая статусом сотрудника журнала «Знание – Сила», я была заметно решительнее и дерзнула предложить: «Вячеслав Всеволодович, могу ли я вас попросить об интервью для нашего журнала?» «Ох, - ответствовал он без всякого энтузиазма, - мне сейчас совершенно, совершенно некогда!» На том, опять же, и расстались.

А в октябре минувшего года стало поздно совсем. Всё-таки надо было настаивать.

Понятно, что Collapse )
пойманный свет2

Интервью с историком русской усадьбы Марией Нащокиной

Мария Нащокина: «Усадьба - в основе всей русской культуры»

Знание – Сила. - № 8. – 2017.

На протяжении нескольких номеров, под рубрикой «Музей как окно в эпоху», мы рассказывали о разных музеях-усадьбах, московских и загородных: о палатах бояр Романовых на Варварке, об усадьбе Грибоедовых в Хмелите в Смоленской области, о Поленове - музее-заповеднике художника Василия Дмитриевича Поленова в Тульской области, о замоскворецкой усадьбе художника Василия Андреевича Тропинина, о доме Чайковского в Клину и Василия Львовича Пушкина – на Старой Басманной. Каждый из этих домов, хранящих память о своих знаменитых владельцах, открывал перед читателями время, в котором они жили – не только с большой его историей, но и с бытом, привычками, лицами, голосами.

Теперь, подводя итог этому разговору, мы постараемся увидеть феномен русской усадьбы в целом. О смыслах усадебной жизни, о её эволюции в нашей стране, о том, какой отпечаток наложила усадебная культура на русскую жизнь вплоть до настоящего времени, наш корреспондент Ольга Балла yettergjart говорит с известным специалистом по истории русской усадебной культуры – членом-корреспондентом Российской академии архитектуры и строительных наук, доктором искусствоведения, заместителем председателя Общества изучения русской усадьбы, автором многих книг и статей Марией Владимировной Нащокиной.

«Знание – Сила»: В какой мере различались общее устройство и быт в городских и загородных усадьбах?

Мария Нащокина:
Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что усадьба – это ячейка традиционного русского быта. Сформировалась она значительно раньше, чем появились загородные усадьбы, с которыми у нас сейчас, как правило, и связано представление об усадьбе как таковой. В принципе, любой древнерусский город состоял из таких ячеек – владельческих участков, на которых стояли дома с небольшим земельным наделом. Все русские города традиционно имели такую структуру и её сохранили почти до сегодняшнего дня. Теперь, к сожалению, эта усадебная структура сейчас активно застраивается и нарушается, и именно её утрата наносит основной вред облику Москвы. Но до начала ХХ века такая структура в Москве сохранялась. Усадьба как традиционный образ жизни русского человека прошла практически через всю историю государства.

Усадьбы городские и загородные начали различаться между собою не так давно – ещё в XVII веке они мало чем отличались друг от друга. Различие между ними состояло разве что в размерах. Это стало меняться во второй половине XVIII века. В 1762 году Пётр III издал указ о необязательности службы дворян, которая при Петре Великом была вменена им в обязанность. Из-за службы у них совершенно не было времени заниматься своими загородными усадьбами. Это были чисто хозяйственные образования, которые приносили доход.

Когда же появилась возможность вести свободный от государственной службы образ жизни и проводить время в загородной усадьбе – вот тогда загородная усадьба начала превращаться в место отдыха.

Её роль, конечно, к этому тогда ещё не сводилась. Просто в место отдыха она стала превращаться только к концу XIX века, и то не всегда. А в XVIII столетии, как только у помещиков появилась возможность уехать в загородную усадьбу и жить там, не занимаясь государственными делами, а занимаясь только своим собственным хозяйством, - они немедленно этой возможностью воспользовались. Как скажет позже Екатерина Великая, помещик должен стать отцом крестьянам, то есть - тем самым винтиком государства, который доносит государственную политику до самых низов. И это принесло реальные плоды: таким образом страна, действительно, сцементировалась.

Так вот, во второй половине XVIII века появилась возможность создавать загородные комплексы, которые часто были гораздо пышнее и свободнее, чем в городе, потому что в городе даже в то время место было всё-таки ограничено. А за городом можно было разбивать огромные парки. Моду на парки принёс в русскую культуру Пётр Великий. Он первый начал заниматься садоводством: привёз из европейских путешествий новые впечатления и старался их воплотить в гигантских императорских резиденциях, которые были созданы под Петербургом, или в меньших по размеру резиденциях, как его летний дворец и Летний сад. Однако возможности заниматься созданием садов в имениях для рядового дворянина появились лишь с середины XVIII века - примерно с Елизаветы, с Екатерины, когда с западными веяниями приходит и возможность разбивать парки по их образцам.

Так началось расхождение городского и загородного дворца. Кстати говоря, большие усадьбы у нас часто называют дворцами, но это неточно. некоторые усадьбы, действительно, имеют дворцовый характер, они похожи на дворцы, но раньше их никогда так не называли. Слово «дворец» до революции всегда применялось только к домам императорской фамилии и никогда не применялось к дворянским домам. И Кусково, и Останкино – это не дворцы, это дома.

«З-С»: То есть, дворец – это вопрос статуса, а не размера, пышности или чего-то в этом роде?

М.Н.:
Collapse )

Всё в прошлом. Василий Максимов, 1889.

Максимов_Всё в прошлом.jpg
szemüveg

Анонс № 7/2016

2016_07.jpg

Заметки обозревателя

Она всегда рядом с нами, но мы не видим ее. Мы дышим ею – и не догадываемся об этом. А между тем «Эта вездесущая пыль» сказывается на климате, флоре, фауне, человеке. Но как? В этом нам поможет разобраться Александр Волков.

Здесь же: Все меньше Collapse )
записки совиным пером

Анонс № 5 / 2016

2016_05.jpg

Заметки обозревателя

У нас на глазах меняются целые экосистемы. Тают полярные льды, саванны превращаются где-то в пустыни, а где-то - в дождевые леса. Умеренные широты страдают от невиданных прежде стихийных бедствий. Александр Волков задаётся вопросом: как приспосабливаются к этим переменам животные? Как вообще глобальное потепление влияет на них - "Как живется зверям и птицам в эпоху перемен?"

Здесь же: Пятнадцать обреченных животных

В прошлом году международная группа ученых составила перечень из пятнадцати видов животных, которым в ближайшее время грозит вымирание. По всей видимости, Collapse )
leo peterburgiensis

Голосами вещей: идея музея и её реальности

Ольга Балла

Голосами вещей: идея музея и её реальности

Знание – Сила. - № 11. – 2015.

SAM_7882.JPG

Упорство замысла: соблазнять и создавать

«Мечи и боевые топоры, кремнёвые пистолеты и алебарды, медали, ордена и прочие регалии; латышский стрелок при параде сидит в блиндаже с полевым телефоном, другой латышский стрелок в маскхалате залёг за пулемётом Максима…» Такие познавательные радости обещает своим посетителям, устами путеводителя, Военный музей Риги. «История Таллина, - обещает своё Городской музей ещё одной балтийской столицы, - здесь рассказана в непринуждённой манере – при помощи макетов, инсталляций, частных фотоальбомов (можно листать), подвижных манекенов (можно дёргать), портретов королей и послевоенных агитплакатов, под крики чаек или иной подходящий звукоряд.» А вот – совсем в другом роде. «Восстановленный с нуля дворцовый комплекс Нижнего замка, - рассказывает нам о себе вильнюсский Дворец великих князей литовских, - превращён в музей самого себя. <…> Все детали, которые можно было реконструировать по археологическим находкам – изразцы, плитки, фрагменты резьбы по камню и дереву, - воссозданы в прежнем виде…» Ага. Значит, предметов уже нет – но их бессмертная душа создала себе новое тело по образу и подобию прежнего.

А вы никогда не задавались вопросом, зачем Collapse )
небесный огонь

Знаки Последних Времён

Знаки Последних Времён

Знание - Сила. - № 10. - 2015.

Как возможно эсхатологическое восприятие мира сегодня? Как оно укладывается в голове у современного человека, уживаясь и взаимодействуя с вложенным туда современным образованием? Зачем оно ему вообще? Какие и почему принимает формы?

Об особенностях эсхатологического воображения нашего времени и о правилах, по которым оно работает с реальностью, мы говорим с филологом, антропологом, исследователем религиозных субкультур Марией Ахметовой (РГГУ), издавшей несколько лет назад книгу «Конец света в одной отдельно взятой стране: Религиозные сообщества постсоветской России и их эсхатологический миф» (М., 2010).


«Знание-Сила»: Чем бы вы объяснили сегодняшнее перепроизводство сценариев конца света разной степени популярности?

М. Ахметова:
Отнесение актуальной кризисной ситуации к «последним временам» в традиционной культуре - один из способов ее объяснения. Поместить современные события в эсхатологический контекст — значит наделить их смыслом, объяснить царящие в мире зло и несправедливость. Это дает возможность психологически преодолеть ужас настоящего времени, осмыслить и упорядочить события, воспринимаемые как всемирная катастрофа.

«З-С»: Для посттрадиционных обществ это, похоже, не менее справедливо. Но как об этом говорят сегодня?

М.А.:
У представителей эсхатологически ориентированных религиозных сообществ постсоветской России, например, есть для этого свой «язык» — код, позволяющий воспринимать факты — реальные и воображаемые — в соответствующем историко-культурном контексте.

И для православных, и для адептов новых религиозных движений мир состоит из двух планов: видимого, человеческого — лживого и искаженного грехом, и невидимого – истинного, населенного ангелами и демонами. Видеть мир как он есть, иметь полное представление о его устройстве может только Бог или пришедший на Землю живой Мессия. Например, когда Виссариона, руководителя Церкви Последнего Завета, спросили, слышит ли он какие-либо голоса, он ответил, что слышат пророки и лжепророки, а он, заявляющий о себе как о реинкарнации Христа, Сына Божьего, — знает.

Визионерство и получение откровений — преимущественно Collapse )
szemüveg

Память: старые задачи и новые технологии. Интервью с Сергеем Мироненко

Рубрика: ЛАБОРАТОРИИ БУДУЩЕГО

Память: старые задачи и новые технологии

Знание - Сила. - № 8. - 2015.

Государственный Архив Российской федерации (ГАРФ), предназначенный для хранения документов высших органов власти государства и считающийся главным его архивом, начал свою историю задолго до собственного возникновения в 1992 году. Его коллекция включает документы, хранившиеся в разное время в архивах, которых давно уже нет.

О сложной истории архива, его современном состоянии, о перспективах его развития и смыслах его существования директор ГАРФ – доктор исторических наук, профессор Сергей Мироненко рассказывает нашим корреспондентам Игорю Харичеву и Ольге Балла yettergjart aka gertman.

О. Балла: Сергей Владимирович, давайте начнём с того, что представляет собой Государственный архив Российской Федерации. В чём особенность его положения среди других архивов нашей страны? - Он же считается главным, не правда ли? - что его таковым делает? И как он вообще устроен?

С. Мироненко:
Наш архив был создан распоряжением правительства 28 апреля 1992 года. В каком-то смысле он, действительно, главный архив страны - причём нового государства, Российской Федерации, возникшей после распада СССР. В 1994 году указом президента Ельцина мы были включены в состав особо ценных памятников нашей отечественной культуры наряду с двумя библиотеками, Третьяковской галереей, Русским музеем и Эрмитажем. Кроме нас, в этот список попали ещё несколько архивов. В том же 1994-м Международный совет архивов принял нас в свои ряды как национальный архив Российской Федерации.

Организован он вертикально – по центрам. Есть Центр комплектования, который работает с ведомствами, сдающими документы на государственное хранение; Центр хранения - самый большой; Научно-информационный центр - то, что раньше называлось «использованием», - это наш читальный зал, всё, что связывает нас с внешним миром. И, наконец, есть Центр изучений и публикаций документов.

Источники нашего комплектования - все высшие органы законодательной, исполнительной, судебной власти России, то есть администрация президента, Федеральное собрание, правительство, все министерства и ведомства. Они обязаны по прошествии известного времени сдавать свои материалы на государственное хранение.

Первые 15 лет документ ещё сохраняет свои функции, он может понадобиться в деятельности соответствующего органа власти и поэтому остаётся в ведомственном хранении. Затем он должен переходить в государственное хранилище. Раньше архивистам приходилось буквально выбивать материалы - ведомства передавали их очень неохотно.

Теперь Collapse )
take me away

Анонс № 6/2015

2015_06_??.jpg

Заметки обозревателя

Современные фармацевты, пишет Александр Волков, наводнили рынок множеством новых - но, увы, бесполезных для нас лекарств. "Фармацевтическая ложь" заставлет нас платить большие деньги за препараты, которые не очень-то помогают, более того - мы вынуждены покупать их снова и снова, возмещая громадные средства, затраченные на их производство. Как это возможно - при том, что ведь были же "старые, добрые" лекарства, которые не только стоили недорого, но и - представьте себе - действительно помогали?

Здесь же:

Бен Голдакр
(о британском журналисте, известном своими публикациями о фальсификациях в науке, а также о манипулировании клиентами в фармацевтической индустрии, рекламе медицинских услуг и товаров в СМИ и научных журналах и об альтернативной медицине);

Таблетка на каждый день за тысячу долларов?Collapse )
írunk

Анонс № 4 / 2014

Заметки обозревателя

Ежегодно во всём мире, замечает Александр Волков, в различных опытах используются – и гибнут - десятки миллионов позвоночных животных. Насколько допустимо убивать этих мучеников науки или причинять им страдания ради того, чтобы принести пользу человеку? Да, учёные разрабатывают альтернативные методы, которые позволят, например, быстрее выявлять недостатки лекарственных препаратов. В случае успеха число традиционных опытов на животных можно будет сократить. Как выглядит ситуация сейчас и как чувствуют себя подопытные животные «Между биологом и борцом» за их права?

Здесь же: Первые страдалицы науки, «собаки Павлова», помогли нам многое понять в природе человека. А что нового мы узнали в последнее время о них самих? Кое-что об этом - в двух небольших заметках: В поисках двуногого отца и Мы с тобой одной стаи!
Collapse )