?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Элина Войцеховская
Мадрас, по следам Фомы Неверующего


Не плотников ли Он сын? Не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда?
(Матф.13:55,56)

Согласно христианской традиции, св. апостол Фома Неверующий проповедовал в Индии, в окрестностях города Майлапур, там же погиб и погребен. Ныне Майлапур – район мегаполиса Ченнаи, до недавнего времени именовавшегося Мадрасом. Предлагаемые записки вдохновлены индийским путешествием автора и доступом к некоторым местным материалам.
Околорелигиозные темы неизменно воспринимаются как сомнительные или, по меньшей мере, опасные. С одной стороны, имеется Церковь с ее набором канонов, с другой – Академия с ее предсказуемым отношением к вере в качестве критерия истины. Обе уважаемые институции не монолитны, но единодушны в осуждении третьего лагеря: пестрой массы мистико-эзотерических теорий, как достаточно просвещенных, так и откровенно бульварных. Дадим третьему лагерю имя «мифология» или даже «мифография», что позволит не только удержать равновесие между всеми тремя лагерями, но и вписать их в единый культурологический контекст. Число «три» в этих записках встречается неоднократно.

С именем св. Фомы в Ченнаи связаны три места. Во-первых, базилика San Thome – один из (опять же) трех официально признанных Ватиканом храмов, построенных на местах погребения апостолов (наряду с собором св. Петра в Риме и собором св. Иакова в Сантьяго де Компостелла). Во-вторых, Малая гора (Little Mount), где св. Фома был смертельно ранен. И, наконец, Гора св. Фомы (St. Thomas Mount), где герой наших записок скрывался после ранения и умер.

Ченнаи – столица штата Тамил-Наду, это юго-восток Индии. Местные жители, в массе своей, довольно темнокожи: они дравиды, а не арии. Глядя на истовые моления у гроба св. Фомы, представляешь, как апостол, исполненный гордости от важности выпавшей на его долю миссии, высаживается на жарком берегу и на тамильском языке, постигнутом в результате глоссолалии, дара языков (Деяния 2, 4), излагает погрязшим в демонопоклонстве туземцам слово Божие. Меж тем, все было не совсем так. Не станем заниматься пустословиями на тему, было ли это вообще.

Существует слишком много свидетельств того, что первые христиане появились в Индии задолго до португальской и, тем более, английской колонизации. По понятным причинам западные путешественники добирались до Индии нечасто, но все же добирались. Марко Поло в своих записках 1293 года сообщает, что останки «господина св. Апостола Фомы почивают в провинции Маабар», мало интересной для коммерции в силу небольшого населения и труднодоступности. В 883 г. английский король Альфред снаряжает ко гробу св. Фомы паломническую экспедицию. В конце VI в. некий Теодор навещает могилу апостола по поручению Григория Турского. В отчетах всех очевидцев упоминалась действующая христианская церковь Майлапура.

Существуют и еще более ранние свидетельства, не оставляющие никаких сомнений в том, что Индия была крещена в первые века новой эры. Если бы в процессе подготовки статьи обнаружились малейшие противоречия с тем, что св. Фома мог быть первым индийским миссионером, статья вряд ли была бы закончена (автор слишком уважает Академию). Итак, что же случилось в Майлапуре почти две тысячи лет тому назад?

Главным источником, повествующим об индийской миссии Св. Фомы, служат «Деяния Св. Фомы» (впредь – Деяния) – апокрифический документ, существующий в нескольких версиях на разных языках, самая полная из которых – сирийская. Считается, что оригинальный текст был написан именно на мертвом ныне сирийском языке. Перед тем, как заняться деталями Деяний, будет полезно остановиться на фигуре главного персонажа.

Апостол Фома, чье имя редко произносится без эпитета «неверующий», служит символом религиозного сомнения: «Пока не увижу на Его руках ран от гвоздей и не вложу в эти раны палец – не поверю!» (Иоанн, 20) Мнения о том, вложил Фома персты в раны Христа или нет, расходятся.

Как известно, Фома – не имя апостола, а прозвище. Настоящее же имя его Иуда. Таким образом, из двенадцати апостолов троих звали Иудами: Иуда Фаддей, Иуда Фома и Иуда Искариот. Ничего удивительного: имя это – из самых распространенных в Иудее. Про Иуду Искариота повествовать нет нужды. Что же касается Иуды Фаддея, его иногда считают сводным братом Иисуса – сыном Иосифа от первой жены.

По церковной традиции, прозвище Фома было дано апостолу за внешнее сходство с Иисусом. И на иврите, и на арамейском, слово «близнец» звучит как «т'ом» (תאום) и пишется одинаково. Если это слово использовать с определенным артиклем, т.е. уточнить «тот самый близнец», то на иврите получаем «ат'ом» (התאום), а по-арамейски – «теома» (תאומא). Именно эта последняя комбинация и стоит у истоков имени, передаваемого латинскими буквами как Thomas. Другое прозвище, Дидим (δίδυμος) – греческий перевод слова «близнец». Существует и более радикальное мнение, а именно, что Фома – настоящий близнец Иисуса. Собственно, близнецом Христа Фома назван в Деяниях.

Таким образом, все трое апостолов по имени Иуда являются своеобразными отражениями Иисуса: один – сводный брат, другой – двойник или даже близнец, третий – негатив, полное отрицание. Это зыбкое наблюдение, как ни странно, немало уравновешивает еще более зыбкую структуру Нового Завета: в любой истории, не исключая Голгофы, следует искать систему зеркал. Вся мифология мира – от Гильгамеша и Энкиду до, как минимум, Кастора и Полидевка – насыщена историями о близнецах. Ветхозаветные мифы – не исключение. Чрезвычайная центрированность Нового Завета не имеет, казалось бы, ничего общего с мифами о близнецах: Иисус – единственный сын Отца. Тем не менее, возможно, мы натолкнулись на следы близнецовых мифов в Новом Завете.

Хотя в Ветхом Завете близнецы упомянуты многократно, по понятным причинам все они вполне смертны. Хитроумный Иаков борется с Богом, но на божественное происхождение не претендует, ему достаточно земного права первородства, обманом вырванного у простодушного Исава. Мотив двух близнецов, из которых один – сын бога, а второй – земного отца, имеет откровенно языческое происхождение (например, уже упомянутые Диоскуры, или герои Ригведы Ашвины, коим созвучны Ашвьяняй, близнецы из балтийского пантеона и т.д). Как правило, несмотря на непреодолимую разницу в происхождении, близнецы сосуществовали вполне мирно, и занимались, условно говоря, одним делом. В этом контексте идея Фомы как близнеца Иисуса вполне логична. Тем не менее, если в раннем христианстве и присутствовал сюжет двух рожденных Марией близнецов, то в канон войти он, разумеется, не мог: наличие в утробе земного младенца, пусть и в тени божественного, плохо соотносится с догмой непорочного зачатия.

Имеется немало вполне китчевых теорий, апеллирующих к тому, допустим, факту, что в церкви французской деревни Ренн-ле-Шато, хорошо известной продвинутым читателям Дэна Брауна, имеются два изображения младенца Иисуса. Тем самым открывается полный простор фантазии: на кресте, возможно, был распят Фома, а не Иисус, соответственно, в Индию отправился Иисус, а не Фома. Упоминаем эти сюжеты лишь затем, чтобы напомнить: и это тоже мифы. И они тоже стоят своих строчек в списке.

Хотя статья посвящена главным образом событиям, происходившим после смерти одного из предполагаемых близнецов, индийские артефакты настойчиво возвращают к рождеству. Беременность Марии целомудренно выпадает из христианской иконографии. На Горе св. Фомы, месте его мученической кончины, видим богато вызолоченную скульптуру «Our Lady of expectations», изображающую Марию с заметно округлившимся животом. Церковь, в которой выставлена статуя, носит то же название – Church of our Lady of expectations, Церковь Богоматери ожиданий. Поневоле приходится обратить внимание на множественное число. Туристам, не всегда отличаемым от паломников, выдают лунные календарики с фотографиями, хотелось бы сказать – богини, нет, всего лишь статуи.

На той же горе, в той же церкви, выставлена икона с изображением Девы с младенцем. По преданию, икона привезена в Индию самим св. Фомой и принадлежит к серии написанных евангелистом Лукой с натуры, т.е. представляет собой достоверный портрет Марии и домысливаемый ретроспективный портрет священного младенца, верифицированный, впрочем, его матерью. Церковь чрезвычайно щепетильна по отношению к сомнительной информации, и вряд ли в столь важном для всего христианского мира месте выставляли бы откровенную фальшивку. Портрет совсем не похож на другие иконы серии, например на Ченстоховскую или Владимирскую– ни стилем, ни одеждой, ни красками.

Далее, в церкви имеется скульптурное изображение св. Фомы в короне, похожей на корону Марии. Так должен был выглядеть постаревший Иисус, Царь иудейский.

Наконец, в той же церкви выставлен каменный крест св. Фомы, по преданию вытесанный лично апостолом. Крест исполнен очень профессионально, форма его необычна, напоминает лангедокский, он же катарский крест со всеми его коннотациями, не всегда обходящими деревню Ренн-ле-Шато. Почему форма креста именно такова? И как же раннехристианский ихтиос, рыба? Мы опять ничего не знаем. Зато наконец вплотную подобрались к майлапурским событиям.

После смерти Иисуса, как сказано, апостолы оказались наделены «даром языков», чтобы проповедовать в дальних землях. По церковной традиции из всех апостолов только Фома отправился за пределы Римской Империи. Согласно Деяниям, ему вовсе не хотелось отправляться в такую даль, и попал он в Индию едва ли не обманом.

Случилось так, что в Сирию явился некто Хаббан, управляющий индийского царя Гондофара, в поисках грамотного архитектора, способного построить дворец для упомянутого владыки. Обоим явился Иисус и продал Хаббану Фому в качестве ученого раба.

Технология чудесного, не без участия лично Иисуса, перемещения Фомы в Индию выглядит достаточно логичной. Древний мир был мобильнее, чем кажется ныне. Но одновременно и статичнее. Люди много и часто перемещались, но путешествия дожны были иметь очевидную, всем понятную цель, надежнее всего торговую. Так в 139 г. обоих претендентов на епископский престол Селевкии осудили в Антиохии как персидских шпионов, ибо христианское функционерство еще не воспринималось как стандартная цель далеких перемещений, а если бы и воспринималось, то вряд ли иерархов-прозелитов привечали бы в землях с устоявшейся религиозной системой. Тем временем, с точки зрения академической науки, участие в истории лично Иисуса придает ей несомненно легковесный вид.

На протяжении долгих столетий даже церковные деятели не брались утверждать, что описанная история – не сказка, что царь Гондофар действительно существовал, и что он правил в Индии. Кроме того, «Деяния св. Фомы» не стали частью канона и долго считались гностическими. Последнее обстоятельство объясняет настороженное отношение к ним со стороны как Церкви, так и Академии.

Религиозные историки в данном случае гораздо придирчивее историков светских, ибо одна из их целей – доказать, что религиозные тексты могут служить достоверными историческими источниками. По понятным причинам, наиболее тщательно вопрос исследовался английскими теологами эпохи колонизации, в частности епископом Тричурским А.Э. Медликоттом (1838-1918), тщательно изучившим и прокомментировавшим все церковные документы, где хотя бы мельком упоминается индийская миссия св. Фомы. Труд Медликотта смыкает церковный и академический каноны и до сих пор остается главным реферативным источником по теме.

В сирийском тексте Деяний царь упомянут как Гуднафар, в греческом, в зависимости от периода, Гундафорос, Гонтафорос или Гундиафорос. В латинском же варианте, «De miraculis», имя царя не называется вовсе. Ни один из вариантов произношения не имеет очевидных параллелей ни в одном из индийских языков. Объяснение факту имеется, и оно совсем простое: Гондофар – действительно не индийское имя.

Вплоть до относительно недавнего времени не существовало никаких документальных подтверждений, что царь Гондофар правил в Индии и, более того, существовал. В середине XIX века случилась целая серия нумизматических находок. В разных точках Персии и Индии найдено около тридцати тысяч (!) древних монет, отчеканенных различными индийскими правителями. На значительном количестве этих монет отчетливо читалось имя Гондофар и виднелся решительный профиль владыки с диадемой на голове и большой серьгой в ухе. Тот факт, что имя монарха отчеканено на монете, служит безупречным академическим доказательством существования этого монарха.


(позаимствовано из сетевых сокровищниц)

Находки соответствовали периоду в три сотни лет и все были отчеканены индийскими правителями иностранного происхожения. Имеется три различные группы монет. Наибольшая их часть принадлежала греческим принцам, наследникам Александра Македонского. Немалое количество монет свидетельствует о присутствии на территории Индии скифских завоевателей. Было бы заманчиво сопоставить иудея с эллином или тем более скифом («да, азиаты мы»), но нет, царь Гондофар принадлежал к третьей группе правителей – парфянской. Шрифт на монетах Гондофара – классический, легко читаемый греческий.

Начертание букв и эпитеты, которыми наделяются цари парфянской династии, позволяет достаточно точно датировать их царствование. Звание «самодержец» (αὐτοκράτωρ), встречающееся на части парфянских монет, характерно для экземпляров, отчеканенных не позднее первой половины I века н.э. Малые омикрон (ο) и сигма (σ) квадратной формы присутствуют в сохранившихся инскрипциях вплоть до 20 г. до н.э. С другой стороны, омега малая (ω) начинает использоваться вместо омеги большой (Ω) не ранее 8 г. н.э. Исходя из этих данных, индо-парфянская династия датируется периодом от 50 г. до н.э. до 50 г. н.э. Правление Гондофара, использовавшего омега малую, было долгим и приходится, примерно, на 26-50 годы н.э. Таким образом, хронологически прибытие в Индию св. Фомы вполне попадает на время правления Гондофара, и именно апокрифический религиозный документ содержит единственное сохранившееся упоминание царя Гондофара в истории.
Тем самым теологическая и академическая линии успешно пересеклись, взаимно дополняя одна другую. Это, к слову, не единственный известный в истории пример. Аналогичная ситуация наблюдалась с «Деяниями Павла и Феклы» (Acta Pauli et Theclae), в которых упоминается понтийская царица Трифаена (не путать с принцессой из рода Птолемеев). Упоминания царицы в светских источниках отсутствовали, и в современную историографию она попала только когда были найдены несколько отчеканенных ею монет.

Продолжим. При дворе царя Гондофара Фома назвался ученым плотником (!) и каменотесом (вспомним крест) и получил деньги на строительство дворца. И золото, и серебро осели в виде милостыни в ближайших весях, но дворец все-таки был построен – на небесах, а впечатленный царь Гондофар крестился. Дальше пересказывать Деяния в деталях у нас нет никакой возможности, текст найти несложно.

Разные версии Деяний представляют несколько слегка различные версии мученической смерти св. Фомы, но большей частью сходятся в том, что Фома был убит копьем. Орудие убийства выставлено в храме Sаn Thome. Имя второго упомянутого в Деяниях царя, во владениях которого и наступила развязка – Маздай – восстанавливается Медликоттом как Васудева – привычное индийское имя. Идея выглядит слишком смелой: пройдя через несколько переводов и адаптаций к различных языкам и алфавитам, имя собственное способно измениться до неузнаваемости, но восстановить изначальный вариант не так легко.

Другие имена, упоминаемые во второй части «Деяний», звучат настолько не по-индийски (Терция, Мигдония, Манашар, Наркия), что это служит Медликотту основанием заключить, что вторая часть Деяний – гностического происхождения, т.е. по сути – сказка, призванная иллюстрировать идеи гностиков, в частности, представить детальное описание ада. Опять позволим себе легкую полемику. Обширная иудейская община, по понятным причинам, появилась в Индии раньше христианской. Следы ее присутствия обнаруживаются и в Деяниях. Возможно, имена собственные второй части Деяний – не индийские, а иудейские. Имя Манашар созвучно классическому иудейскому имени Менаше (Менахем), имени Мигдония может соответствовать Магдала (Магдалина) и т.д. Разумеется, это лишь авторское предположение.

В заключение упомянем еще две достаточно сомнительные, но прямо связанные с темой наших записок теории, поверяя их логикой изложенного. Во-первых, пресвитер Иоанн, христианский царь-священник живший где-то в Азии, многими полагался наследником апостола Фомы. С легкой руки Л.Н. Гумилева, в России принято отрицать существование пресвитера Иоанна, но Гумилев искал следы легендарного царства в степи, а не в Индии, экспертом по которой он вообще говоря не являлся. Поскольку христианство существовало в Индии в древние времена, то могли существовать и христианские правители, к примеру многажды упомянутый Гондофар или кто-то из его потомков, т.е. легенда вполне логична.

Трудно не упомянуть и о якобы индийском происхождении чудес Иисуса. Соотнося высказывания Иисуса с постулатами индуизма и буддизма, немало деятелей, в основном, из движения New Age, пропагандируют идею, что годы, выпадающие из Евангелий, Иисус провел в Индии, постигая местные духовные практики. Индийская миссия св. Фомы, казалось бы, должна подтверждать эту теорию, но скорее ее отрицает: если Индия – родина христианства, зачем понадобилось ее крестить и переучивать, уводить от локальных религий? С другой стороны, индийская миссия св. Фомы подчеркивает важность Индии в духовном пути человечества. С третьей (а почему бы и нет?) стороны, возможно, св. Фома явился в Индию вовсе не затем, чтобы ниспровергать идолов. Как бы то ни было, к Деяниям приложились гностики, а канон и вовсе подвергался неоднократной редактуре.

Мы не знаем, что в точности произошло почти две тысячи лет тому назад на Голгофе. Еще меньше сведений имеется о непосредственных следствиях этого события. В частности, мы не знаем, с какой именно миссией был отправлен в Индию апостол Фома. С учениками Иисус говорил не притчами, как с толпой, а открытым текстом, который теперь, увы, недоступен. Зато доступно многое другое. Все, к чему могут призвать записки, в которых больше вопросов, чем ответов – умело пользоваться возможностями нашего времени и не бояться взглянуть на две тысячи лет вспять.

PS. Несколько иллюстраций
На горе, конечно, нормальный аппарат отказал. Вот поэтому пара картинок с дежурного мелкого.

Та самая икона





Близнецы



Крест св. Фомы



Мария в сари. Это уже собственно в Мадрасе. Часовенка рядом с базиликой св. Фомы.



На площади перед базиликой





Набожные мадрасские христиане



Спасибо за внимание!

Профиль

building
znaniesila
ЖЖ-сообщество журнала "Знание-Сила"
Сайт журнала "Знание-Сила"

Календарь

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки

Разработано LiveJournal.com