?

Log in

No account? Create an account
Web

Купить электронную версию журнала в формате pdf:

ОЗОН: http://www.ozon.ru/context/detail/id/3608228/?group=div_egoods&catalog=1686&sort=year#detf

Литрес: http://www.litres.ru/serii-knig/znanie-sila-2013/

Пресса.ру: http://pressa.ru/izdanie/2978

Аймобилко: http://www.imobilco.ru/search/?q=%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0

***
Канал на Ю-тьюбе с записями лекций лектория "Знание-сила" (секция наук о природе): http://www.youtube.com/user/alexeevan - там можно взять ссылки на конкретные лекции.

Прочесть стенограммы и тексты лекций можно на нашем сайте:
http://znanie-sila.su/?issue=projects/projects.php&id=9
Живое чувство и гнетущая мысль

Знание - Сила. - № 8. - 2018.

Разве может посещение мест, связанных с жизнью поэта, - пусть хотя бы виртуальное, в воображении, - так даже сильнее! - не побудить нас ещё раз перечитать его стихи, снова перепродумать и перепрочувствовать его как событие в истории поэзии – и в нашей личной истории? Бродя по тропам Муранова, наш корреспондент О. Гертман говорит о Евгении Боратынском как о поэте и человеке, о его месте в русской культуре и в восприятии сегодняшнего читателя с филологом, философом, историком культуры Александром Марковым.

О. Гертман: Каково, по-вашему, место Боратынского в русской поэзии? В чём уникальность этого места?

Александр Марков:
Боратынский уникален не столько набором тем, которые были вполне традиционными либо для поэзии его времени, либо для интеллектуальных дискуссий: нега и вдохновение, дума и гибель, элегия и эпиграмма... Уникальность его — в другом: в совмещении обоих планов, плана живого чувства и плана гнетущей мысли, которые для любого другого поэта его времени были разделены, или если и соединены, то требовали вдохновенной отрешенности, как у Пушкина.

Например, гедонизм Батюшкова был ролевой позицией, которая необходимо следовала из интенсивности унаследованной им из классической (в широком смысле) традиции топики. Это — поэтический жест в самом высоком смысле. Тогда как скептицизм Боратынского — необходимое продолжение самого характера размышлений, которые уже могут быть никак не связаны с классической топикой, с готовой образностью. Классическая поэзия от античности до позднего классицизма располагала достаточной образностью как вина и веселья, так и сожаления и утрат. Но Боратынский говорит о сожалениях и утратах не как тот, кто знает, как это воспеть, но кто не знает, как их воспеть, однако не может об этом не мыслить.

О.Г.: Можем ли мы в таком случае утверждать, что в его поэзии происходила выработка нового понимания, нового чувства человека?

А.М.:
Если говорить об антропологии Боратынского, в ней поражает прежде всего Читать дальше...Свернуть )
«Это единственное место в России»

Знание – Сила. - № 8. – 2018.

Если музей – окно в эпоху, то музей-усадьба в подмосковном Муранове, совсем небольшой, в этом смысле – особенный. Он – сразу несколько окон в несколько эпох. Все эти эпохи уместились в большой русский XIX век и успели первые полтора докатастрофических десятилетия века XX-го. Здешняя память охватывает жизни нескольких поколений четырёх дворянских родов: Энгельгардтов, Путят, Тютчевых и Боратынских. И двух поэтов: Фёдора Ивановича Тютчева и Евгения Абрамовича Боратынского.

Уже десятилетия спустя после того, как всякая усадебная жизнь в России была прекращена, а дом потомков Тютчева стал музеем, здесь сохранялась атмосфера, во всех иных местах утраченная. «Подумать только, - говорил, по словам ведущего научного сотрудника музея Светланы Долгополовой, много лет проработавшей в Муранове, один из посетителей усадьбы, архитектор Александр Неусыхин, - то, что мы можем услышать во МХАТе со сцены, там звучит в жизни. Там вот так зовут на обед, обращаются к тебе, как обращаются на сцене» .

Об атмосфере и памяти этого места, о его людях, о домузейной и музейной эпохах его истории, о неразрывности биографического и поэтического со Светланой Долгополовой говорит наш корреспондент О. Гертман.


О. Гертман: Светлана Андреевна, расскажите, пожалуйста, об истории дома до того, как он стал музеем. Как получилось. что он связан с памятью сразу двух важнейших русских поэтов?

Светлана Долгополова:
Наш музей - это небольшой двухэтажный дом, построенный поэтом Евгением Боратынским. Младшая сестра его жены была замужем за другом Боратынского – Николаем Васильевичем Путятой, их семья жила здесь. А потом здесь жили Тютчевы: дочь Путят стала женой младшего сына поэта, Ивана Фёдоровича.

В результате два этажа этого дома сейчас занимают вещи Боратынских, Тютчевых, Путят, Льва Николаевича Энгельгардта – первого владельца и Ивана Сергеевича Аксакова, зятя Тютчева – он был женат на старшей дочери поэта, Анне Фёдоровне. Каждый или почти каждый предмет – подлинный, мемориальный. Каждый насыщен глубокой семейной памятью, каждый требует благоговейного, почтительного отношения.

Жизнь, интересующая нас в Муранове, началась в 1816 году, когда эту небольшую усадьбу приобрели Энгельгардты. До этого её постоянно перепродавали, она переходила из рук в руки. А после 1816 года она на протяжении ста лет, до самой революции, остаётся в руках у четырёх семей, наследуется, причём и по женской линии.

Лев Николаевич Энгельгардт – автор военных записок, достойный отдельного разговора. Старшая его дочь, Анастасия Львовна, вышла замуж за Боратынского, а младшая – за друга поэта, Николая Путяту.

У Энгельгардта и его жены, Татищевой, были огромные поместья под Казанью. Мураново они купили, чтобы иметь пядь земли под Москвой. Некоторые их дети умерли в младенчестве, остались три дочери: старшая - Анастасия, средняя – Наталья и младшая – Софья, и единственный сын, Пётр.

Энгельгардт трогательно писал о своём браке, о том, что ему было дано блаженство этого брачного союза. Его жена умерла в 1821 году. По завещанию предполагалось, что Мураново отойдёт к средней дочери, Наталье. Думаю, что, поскольку у неё было слабое здоровье, родители хотели её обеспечить на все случаи жизни. Наталья умерла в 1826-м – в том самом году, когда Боратынский женился на старшей, Анастасии Львовне. Поэт ещё успел увидеть Наталью в Муранове, она даже осталась в его стихотворении: «Она, с болезненным румянцем на щеках, / она, которой нет, мелькнула предо мною». После этого Мураново было завещано Петру Львовичу, поручику.

Но, вероятно, у него было что-то не то с головой. Он так проигрался и написал так много заёмных писем, что их семья должна была просто погибнуть. И тогда в 1826 году, после коронационных торжеств, Лев Николаевич приехал просить императора Николая I о том, чтобы Петра признали душевнобольным. Просьба была удовлетворена, и с тех пор у Петра были разные опекуны. Когда Лев Энгельгардт умер, опекунами остались дочери, старшая и младшая. Боратынский тоже был в числе опекунов и таким образом связал свою жизнь с Мурановом надолго. Алексей Михайлович Песков, составивший летопись жизни и творчества Боратынского, высчитал, что с 1826 года поэт приезжал туда почти каждое лето.

У Боратынского было девять детей (двое умерли в младенчестве). И он решил построить для них дом.

Старый дом Энгельгардта он в 1842 году, как принято считать, разобрал и совсем рядом построил ещё что-то. Я же придерживаюсь той точки зрения, что часть дома Энгельгардта, деревянную, одноэтажную, – то, что называется у нас «пристройкой», - он оставил и добавил к ней двухэтажный, обложенный кирпичом, основной объём и башню, которая делает музей непохожим на все остальные архитектурные проекты. То есть, «пристройка» - это, на самом деле, основная часть, а двухэтажный объём к ней пристроен. (Боратынскому надо было сдавать документы в дворянскую опеку, и ему было проще представить дело так, что он всего лишь ремонтирует дом – а не отнимает жильё у душевнобольного поручика Энгельгардта).

Строительство нового дома предполагало, что Боратынские останутся здесь надолго, пока не вырастут дети, которым надо было дать хорошее образование. Ещё раньше, в более тесных обстоятельствах, когда дом ещё строился, и Боратынские проводили зиму в Артёмове, у них было пять приглашённых учителей. «У меня дома, - писал поэт, - маленький университет». Так предполагалось провести ближайшие годы.

Всю жизнь Боратынский стремился увидеть Европу. Удаётся ему это только в 1843 году, когда он со старшими детьми, оставив младших у Путят, отправляется из Петербурга в заграничную поездку, к «святым камням Европы», как потом напишет Достоевский. Характерна его записочка к Вяземскому: прощаясь с ним, Боратынский говорит, что отправляется «в европейское пилигримство».

В 1842-м он строит дом в Муранове, семья его поселяется там осенью того же года, а осенью 1843 года они уезжают за границу. И дом пустеет.

Начинается парижская зима русского поэта. Представитель литературной Москвы, который жил как помещик, занимаясь многочисленными хозяйственными делами, в Париже оказывается в самом избранном обществе . Он всюду зван и принят, как равный. «Эти варвары, - пишет Альфред де Виньи - говорят по-французски лучше, чем мы.»

В Италии, 44-х лет, Боратынский умирает. Это 1844 год (ровесник века. Боратынский родился в 1800-м). Целый год он остаётся в Неаполе, хранится там в кипарисовом гробу, а через год его хоронят на кладбище Александро-Невской лавры.

У его вдовы Анастасии Львовны и её сестры Софьи Львовны оставался больной брат, который находился в клинике. После его смерти в 1848-м обе они становятся наследницами имения. По разделу имущества между сёстрами Анастасия Львовна получает казанские имения Энгельгардтов, поэтому дальнейшая жизнь Боратынских связана с Казанью.

В Муранове остаётся Софья Львовна Путята. Единственная выжившая дочь Путят выходит замуж за Ивана Фёдоровича Тютчева.

Семья получилась замечательная. Эрнестина Фёдоровна писала: «Моя невестка обладает всеми видами любви: она такая же хорошая мать, как хорошая жена и хорошая дочь». Родились чудесные дети: в 1869-м Софья, в 1873-м Фёдор, в 1876-м - Николай (повторяются имена Тютчева и его брата) и в 1879-м - Екатерина.

Ненужные вещи Путяты отсылали в усадьбу в Тульской губернии - Скуратово. В Муранове оставалось только то, что памятно и необходимо. Вдова Боратынского увезла некоторые вещи, но остался письменный стол и книжные шкафы, сделанные по его чертежам. Остались и принадлежавшие Путятам маленькие портреты. Вся библиотека Боратынских из Муранова уходит.

В 1873 году умирает Фёдор Иванович Тютчев, живший в Петербурге. Умер он на даче в Царском Селе, вещи его оставались на складах в Царском Селе и в Петербурге. Зимой 1874-го кабинет Тютчева забирают в Мураново.

В 1877 году умирает Путята, и кабинет, где он работал, становится как говорили в семье, «кабинетом двух поэтов»: рядом с вещами Боратынского здесь оказываются вещи из петербургского кабинета Тютчева. Иван Фёдорович, будучи мировым судьёй Димитровского уезда, работал за столом отца-поэта и пользовался его письменным прибором. А рядом стоял стол другого поэта, Боратынского, и оба – поэты-философы!

У Тютчева было три дочери от первого брака, от жены Элеоноры, которая умерла после катастрофы, - попала в пожар на пароходе «Николай I», возвращаясь в 1838 году из Петербурга в Германию. От второго брака, с Эрнестиной Фёдоровной, - два сына, Дмитрий и Иван, и дочь Мария.

Мария вышла замуж за контрадмирала Николая Бирилёва. Родители её были в отчаянии. Эрнестина Фёдоровна записала о нём – вообще она редко позволяла себе такую откровенность: «Ни ума, ни манер, ни поместья».

Браку способствовало то, что было найдено слово, чтобы объяснить это её таинственное влечение. «Наша Мари полюбила героя», - сказала графиня Блудова в 1865 году в Ницце (тогда весь двор остался там зимовать, потому что был болен царский сын, Николай Александрович. Позже Тютчев написал об этом известное стихотворение «Сын царский умирает в Ницце»). Мари очень полюбила Бирилёва, но сразу же после женитьбы у него обострились последствия контузии. Позже он сошёл с ума, Мари, преданно ухаживавшая за ним, умерла в 32 года. Их дочь, полуторагодовалая Маруся, умерла от дифтерита. Эрнестине Фёдоровне пришлось потом похоронить сумасшедшего Бирилёва, который прожил ещё немало лет.

Старший сын Тютчева, Дмитрий, с внешностью героя романов Достоевского, умер совсем молодым, в 1870 году. Он окончил Киевский университет, у него была одна дочь, которая успела родиться до его смерти - Ольга Дмитриевна, по мужу Дефабр. Как про неё писали тётушки, «настоящая Тютчева», ничего банального. Ольгу выслали из Ленинграда накануне «кировского потока», и она умерла в Астрахани от голода во время войны - в 1942-м или 1943-м, точно неизвестно, - стране было не до этого, а близких рядом не оказалось. Теперь история её жизни чуть-чуть приоткрылась - мы нашли её переписку с Бонч-Бруевичем. Бонч-Бруевич покупает у неё знаменитый портрет, где всё её три тётки рядом – Анна, Дарья и Екатерина, - в Баварии, в Мюнхене, и портрет её бабки, Эрнестины Фёдоровны – копию нашего портрета. И Ольга Дмитриевна, замерзающая в Астрахани, остроумно ему отвечает. Занималась она тем, что закрашивала буквы на могильных памятниках. И вот она пишет: «Эта работа мне по сердцу, но сейчас наступает осень, и работы уже нет».

От Денисьевой у Тютчева было трое детей. Дочь Елена и сын Николай умерли через год после её смерти – девочка прожила 13 лет, а мальчик, по-моему, полтора года. Остался только Фёдор Фёдорович, герой Первой мировой войны, прозаик, - мы издали много его книг. У него были две дочери, Элла и Надежда. Одна была бездетная, а другая - незамужняя.

Дети Ивана Фёдоровича Тютчева оказались наследниками всех своих родных: все вокруг умирают, все родственные связи становятся тупиковыми.

Даже сестра Тютчева, Дарья Ивановна Сушкова, бывшая замужем за литератором Сушковым (у неё доживала мать Тютчева, достигшая 90 лет; в Старопименовском переулке дом до сих пор сохранился!), может оставить всё только своей племяннице Китти, которая живёт у неё в Москве. Китти, в свою очередь, всё оставляет своей сестре Дарье, фрейлине. Дарья живёт в Петербурге, у неё есть имение - село Варварино Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии. Своё имущество она оставляет Ивану Фёдоровичу.

И всё это в 1907 году приезжает в Мураново на подводах. Вещей так много, что они не умещаются в доме.

Часть осталась у них в семье, во флигеле. Часть, конечно, продали. С этим связана трогательная история. Коллекционер Инна Евсеевна Каварская, тоже не имевшая наследников, в своём завещании написала, что её мать ещё до революции приобрела два кресла из варваринского гарнитура и просила её, если у неё не будет наследников, вернуть это в Мураново, потому что это из мурановских вещей. Так наш музей получил эти два кресла.

О.Г.: Кто же оставался в доме перед революцией?

С.Д.:
Перед революцией состав семьи был как в театральной пьесе: вдова Ивана Фёдоровича, умершего в 1909 году, с четырьмя детьми, один другого краше: Фёдор и Николай, Софья и Екатерина.

Из всех этих внуков и внучек Тютчева семью имела только Екатерина Ивановна. Она была замужем за Василием Евгеньевичем Пигарёвым, так что в поколении правнуков фамилия Тютчевых отсутствует. Всего у Тютчева было 9 детей, 8 внуков – и 3 правнука, фамилия которых – Пигарёвы: Ольга Васильевна, Николай Васильевич и Кирилл Васильевич. Все они выросли в Муранове.

Софья Ивановна была воспитательницей детей Николая II – Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии – с 1907 года по 1912-й. Поскольку она была против влияния Распутина, она получила отставку. После революции это сыграло некоторую роль в её жизни. Будучи при дворе, она просила за разных проштрафившихся гимназистов. Один из них, Ляпунов, оказался важным большевиком и после революции выхлопотал ей пенсию как жертве царского произвола.

Фёдор Иванович стал камер-юнкером; Николай Иванович - церемониймейстером двора его императорского величества; Екатерина Ивановна - фрейлиной. Муж её, Пигарёв, был секретарём великой княгиги Елизаветы Фёдоровны. Казалось бы, они были первыми, кто подлежал уничтожению.

О.Г.: Но как они уцелели? Что стало с домом и его обитателями после революции?

С.Д.:
После революции Тютчевы должны были прежде всего получить охранную грамоту, чтобы их не сожгли и не разграбили. Но поскольку Тютчевы много помогали крестьянам, был такой симбиоз дворянско-крестьянского быта, таких попыток они не предпринимали. Лишь один раз, рассказывали правнуки, Николай Иванович увидел из флигеля: идёт угрюмая толпа. Он вышел к ним и сказал: «Вспомните, сколько здесь крестников, которых крестили Тютчевы! Вспомните, скольким помогли Тютчевы! Чего же вы хотите сейчас?» И погромщики разошлись.

14 сентября 1918 года центр регуляции всех работ, связанных с усадьбами, - особый отдел Наркомпроса, который возглавляла жена Троцкого, - Общество по делам музеев и охране памятников искусства и старины, - по заявлению Ольги Николаевны Тютчевой выдал Муранову охранную грамоту: всего несколько слов, напечатанных на машинке, на жёлтой бумаге, сейчас уже совершенно разваливающейся в руках. Но это были слова, совершенно необходимые для того, чтобы усадьбу не тронули.

Там было сказано, что усадьбу Мураново желательно сохранить в полноте и назначить её хранителем Николая Ивановича Тютчева. Но оформили охранную грамоту всё-таки на имя Пигарёва: имена владельцев усадеб ставить остерегались. В 1919 году власти всё время колебались: не устроить ли там что-нибудь стоящее: больницу, школу? Помогло, вероятно, то, что дом был маленький, там нельзя было как следует развернуться. Дом оставили вдалельцам и решили создать в нём музей.

И Николай Иванович, родившийся в этом доме, в 1920 году стал создавать там музей. К решению этой задачи он был подготовлен всей жизнью: он был коллекционером, известным уже в конце XIX века. Он собирал фарфор, мебель, бронзу, живопись, в основном портретную, XVIII-XIX веков. Когда грянула революция, он участвовал в движении по сохранению усадеб, усадебной культуры. И когда в 1922 году было создано Общество изучения русской усадьбы, он стал его членом.

Жить ему разрешили во флигеле, в двух комнатах второго этажа, - это были комнаты, которые до революции занимала прислуга. Во флигеле оставались и его сёстры. Так флигель перешёл к потомкам - и до сих пор остаётся в их руках.

О.Г.: И они там до сих пор живут?

С.Д.:
Ну, теперь они только приезжают. – В этом доме Николай Иванович должен был разместить всё накопившееся там наследие многих семей: неисчислимое количество ценностей художественных, исторических, мемориальных. Эта задача совпадала и с требованиями эпохи: предъявить пролетариату как можно больше художественных и исторических раритетов. Поэтому допускалось, что, например, на столе-сороконожке в столовой, который раздвигается во всю длину комнаты, стоит множество подсвечников - сразу вся коллекция: надо было показать, что в этом месте много всего замечательного, поэтому пролетариат может оставить здесь музей. Это была первая задача, которую решил Николай Иванович.

(Продолжение следует)
Дом под крыльями стрекозы

Знание – Сила. - № 4. – 2018.

особняк Горького3.jpg

В этом номере журнала неслучайная случайность свела вместе две, поначалу независимых друг от друга темы: дома-музеи как отражение личности своих владельцев и их времени, и пришедшийся на март текущего года стопятидесятилетний юбилей Максима Горького. Вдруг оказалось, что обе темы накладываются друг на друга на редкость удачно – здесь есть о чём говорить. Дом-музей Горького в Москве – не что иное, как знаменитый особняк Рябушинского, построенный в начале прошлого века (1900) одним из самых ярких представителей стиля модерн в русской архитектуре, Фёдором Осиповичем Шехтелем (1859-1926). Это, пожалуй, наиболее известная из работ Шехтеля, – известности которой в ХХ веке немало способствовало и то, что дом, отнятый советской властью у владельца, был позже передан именно Горькому.

О месте горьковского особняка в контексте архитектуры его времени, в жизни писателя, который провёл здесь пять последних лет жизни, а также в творчестве создателя этого здания наш корреспондент О. Гертман yettergjart aka gertman говорит с членом-корреспондентом Российской академии архитектуры и строительных наук, доктором искусствоведения, заместителем председателя Общества изучения русской усадьбы Марией Владимировной Нащокиной.

«Знание – Сила»: Фёдора Шехтеля называют в числе создателей нового языка архитектуры его времени, а его работу – одной из вершин первого этапа современной архитектуры, известного в России под названием «модерн». В чём именно состояла новизна этого языка, и чем именно в его новизне мы обязаны Шехтелю?

Мария Нащокина:
Надо признать, что Шехтель пришёл к модерну не первым среди московских архитекторов. Его обращение к этому стилю, по-видимому, было стимулировано его визитом на Всемирную выставку 1900 года в Париже. На этой выставке можно было увидеть разные варианты нового стиля, представленные лучшими, ведущими европейскими архитекторами, и именно тогда, по-видимому, Шехтель понял, что это явление имеет всеевропейское значение. До тех пор, хотя постройки в стиле модерн появляются у нас уже с 1898 года, например, у Льва Кекушева, - Шехтель оставался в рамках стилизаторского языка эклектики.

Таков, например, выстроенный им великолепный особняк на Спиридоновке, который выполнен в формах английской викторианской архитектуры, - там нет модерна. К модерну он обращается именно с 1900 года, причём, как мне кажется, это произошло в рамках одной постройки. Есть такое замечательное здание – типография Левенсона в Трёхпрудном переулке, которое существует и сейчас. Это произведение ещё как будто вполне в рамках эклектики - но двери и внутренняя лестница сделаны уже в совершенно другом стиле. То есть, у меня было всегда предположение, что вернувшись с этой выставки, когда типография уже строилась, Шехтель просто дополнил её деталями в стиле модерн.

Таким образом, в его творчестве произошёл поворот к поискам новой стилистики.

Конечно, Шехтель был Читать дальше...Свернуть )
Ольга Балла

Разведчик загадочного

История одного несостоявшегося разговора

Знание – Сила. - № 4. - 2018

ivanov.jpg

Интервью мы с ним так и не сделали. Хотя хотелось, замышлялось и воображалось очень давно – с тех самых пор, как мне вообще повезло начать заниматься журналистикой. Хотя даже виделись – и целых два раза. Первый раз - ещё задолго до всякой журналистики, вообще до всего, когда я, вечно торопившийся и хронически опаздывавший юный курьер Института русского языка Академии наук тогда ещё СССР, внеслась с каким-то очередным пакетом, запыхавшись, в здание Института славяноведения и балканистики той же Академии и чуть ли не головой влетела – едва не сбив его с ног - в большого, величественного седого человека с высоким лбом. «Простите, где здесь кабинет такой-то?» - нагло выпалила я, прекрасно понимая, что передо мною Вячеслав Всеволодович Иванов, - но не рассыпаться же теперь в почтении и восхищении, не рассказывать же ему сию минуту о том, как книжка его избранных статей воспламенила моё, как я выражалась уже тогда, «гуманитарное воображение». Ну не та ситуация. Вообще-то было даже странно, что он существует на самом деле – а не создан тем самым «гуманитарным воображением», что можно его запросто вот так чуть не сбить на дурацком молодом бегу. Собеседник мой вежливо и, как почудилось мне в жарком смущении, не без иронии указал мне искомый кабинет, я унеслась в указанном направлении, на том мы и расстались. Второй раз был куда осмысленнее и давал куда больше шансов для плодотворного разговора. Несколько жизней, несколько перемен участей спустя, в 2009-м, что ли, году или в 2010-м, в РГГУ был поэтический вечер ещё одного человека из архетипических, из тех, что оказали на моё гуманитарное воображение решающее воздействие – лингвиста и переводчика Александра Милитарёва. (И о, счастье, – с Милитарёвым мне тогда всё-таки удалось устроить разговор, но то совсем другая история.) На этот вечер заглянул и небожитель Иванов – такой же (на мой, по крайней мере, смущённый взгляд) большой и величественный, как тогда, в глубине незапамятных восьмидесятых. Ну теперь-то уж, защищаемая статусом сотрудника журнала «Знание – Сила», я была заметно решительнее и дерзнула предложить: «Вячеслав Всеволодович, могу ли я вас попросить об интервью для нашего журнала?» «Ох, - ответствовал он без всякого энтузиазма, - мне сейчас совершенно, совершенно некогда!» На том, опять же, и расстались.

А в октябре минувшего года стало поздно совсем. Всё-таки надо было настаивать.

Понятно, что Читать дальше...Свернуть )
Презентация книг: Наталья Смирнова. «Связь забвения с воспоминанием». Вúдение поэзии в трудах М.О. Гершензона. М.: Центр гуманитарных инициатив, 2018. – 208 с. (Серия «Humanitas»); Михаил Гершензон. Демоны глухонемые. Статьи, эссе, заметки разных лет / Отв. ред.-составитель Н.Н. Смирнова. – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2017. – 336 с. (Серия «Российские Пропилеи») в совместном лектории журнала "Знание-Сила" и интернет-портала "Гефтер" 16.03.18. - весь плейлист:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaAQP9KHiK3Zs3_bM6jG0JEC
16 марта, в пятницу, в 19:00

в рамках совместного лектория журнала «Знание – Сила» и интернет-портала «Гефтер»

в редакции Gefter.ru

по адресу: Малый Гнездниковский переулок, д. 9/8 стр 3А (бывший подвал «Русского Журнала»; метро "Пушкинская", "Чеховская", "Тверская")

(https://yandex.ru/maps/213/moscow/?utm_source=geoblock_maps_moscow&mode=search&text=Малый%20Гнездниковский%20переулок%2C%20д.%209%2F8%20стр%203А&sll=37.620393%2C55.753960&sspn=1.579285%2C0.497983&ll=37.605274%2C55.762804&z=18)

состоится очередное заседание гуманитарной ветви нашего, совместного с интернет-порталом "Гефтер", лектория -

презентация книг:

Наталья Смирнова. «Связь забвения с воспоминанием». Вúдение поэзии в трудах М.О. Гершензона. М.: Центр гуманитарных инициатив, 2018. – 208 с. (Серия «Humanitas»;

Михаил Гершензон. Демоны глухонемые. Статьи, эссе, заметки разных лет / Отв. ред.-составитель Н.Н. Смирнова. – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2017. – 336 с. (Серия «Российские Пропилеи»).

Автор первой книги и составитель второй – кандидат филологических наук Наталья Смирнова, старший научный сотрудник Отдела теории литературы ИМЛИ РАН.

Связь забвения с воспоминанием.jpgДемоны глухонемые.jpg

Творить – значит забыть, что мир уже существует; не откликаться эхом на сказанное, а говорить впервые здесь и сейчас. «Искусство есть способ пережить деланье вещи» и искусство как бесконечность отражений – два заметных полюса творческого самосознания XX века. За ними зрение современности уже перестает различать искренность желания впервые сказать сказанное, вопреки леденящему ужасу окаменелостей культуры, абстракций и бесконечного нарастания ценностей, переписать историю в духе шопенгауэровской переклички великанов-гениев. Возможно такой волюнтаризм (еще одна из культурных абстракций) был последней искренней попыткой высказать конвенционально невозможное, забыть само забвение, попыткой вести беседу «демонов глухонемых» в условиях надвигающегося обезличивания и утраты реальности, грозящих разрешиться в абсолютную «невещественность».

Творчество М.О. Гершензона знаменательно не только тем, что стало достоянием гуманитарного знания (целая библиотека трудов по истории и теории культуры и общественной мысли), но и тем, что до сих пор так и осталось невидимым по разным причинам, в том числе и ввиду перемены дальности зрения в отечественной культуре начиная с 1922 года.

Гершензон.jpg
16 февраля 2018 года, в пятницу, в 19:00

в рамках совместного лектория журнала «Знание – Сила» и интернет-портала «Гефтер»

в редакции Gefter.ru

по адресу: Малый Гнездниковский переулок, д. 9/8 стр 3А (бывший подвал «Русского Журнала»; метро "Пушкинская", "Чеховская", "Тверская")

состоится очередное заседание гуманитарной ветви нашего лектория

будет прочитана лекция кандидата географических наук Владимира Каганского

КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ РОССИИ 100 ЛЕТ СПУСТЯ

https://www.facebook.com/events/144432352901567/

культурный ландшафт2.jpg

Лекция с позиции наблюдателя ландшафта. Культурный ландшафт – обитаемое пространство на поверхности земли, которое зависит от природной основы. Оно трансформировано в соответствии с этой природной основой, но не подчинено ей целиком и устроено достаточно закономерно. В ландшафте, в обществе и культуре многое наблюдаемо посредством чтения ландшафта.

Будут показаны значительные и неоднозначные трансформации культурного ландшафта России за минувшее столетие.

Будут также представлены общиы закономерносты и массовые процессы с концептуальными интерпретациями, связанными с большими концепциями типа модернизации или колониального дискурса.

В центре внимания – соотношение природных и культурных компонентов ландшафта, общие закономерности и проблема связи «власть – пространство».

(1) Что радикально изменилось в ландшафте?
(2) Что сохранилось?
(3) «Откат»: огромные процессы архаизации.

ВХОД СВОБОДНЫЙ!

Владимир Леопольдович Каганский:

Каганский1.jpg

Исследователь-теоретик, путешественник, междисциплинарий (теоретическая география и теория классификации, морфология культурного ландшафта, географическая лимология, ландшафт, экология и культура Северной Евразии). Родился в 1954 в Покровском-Стрешневе, позже Москва. В 9 лет увлекся географией. Окончил Школу юных географов географического факультета МГУ в 1971, МГУ по кафедре экономической географии СССР (1976). Кандидат географич. наук. C 2008 -сотрудник Отдела физической географии и проблем природопользования Института географии РАН.

КАК ПРОЙТИ В ПОДВАЛ "Гефтера": https://yandex.ru/maps/213/moscow/?clid=1985545-217&win=207&mode=search&text=Малый%20Гнездниковский%20переулок%2C%20д.%209%2F8%20стр%203А&sll=37.620393%2C55.753960&sspn=1.579285%2C0.497983&ll=37.607104%2C55.763430&z=18
SAM_2569.JPG

15 февраля 2018 года

в 19:00

по адресу: Библиотека № 2 им. Ю.В. Трифонова - ул. Лесная, д. 63, стр. 1

презентация первого полного поэтического сборника доктора филологических наук Александра Милитарёва «Охота за древом: Стихи и переводы» ([б.м.], [б.и.], 2017)

(Совместное заседание лектория журнала «Знание – Сила» и «Клуба любителей теории и истории литературы» (куратор – Людмила Вязмитинова, поэт, литературный критик))

https://www.facebook.com/events/1806102943023493/

В сборник вошли стихи и переводы разных лет; часть их (в т.ч. перевод "Ворона" Эдгара По) выходила в сборниках «Стихи и переводы» (М.: Наталис, 2001) и «Homo tardus (Поздний человек)» (М: Критерион, 2009) и в нескольких литературных журналах. Большая часть переводов из Эмили Дикинсогн и других англоязычных поэтов публикуется впервые.

Милитарёв1.jpg

Александр Юрьевич Милитарёв (р. 1943) - лингвист-компаративист, представитель Московской школы дальнего языкового родства, ученик и соавтор И.М. Дьяконова и С.А. Старостина, один из авторов этимологического словаря семитских языков, автор нескольких книг, ряда популярных и полутора сотен научных статей по языкам и культурам Ближнего Востока. Северной Африки и Канарских островов, по применению лингвистических методов в реконструкции этнокультурной истории, разработке единого генеалогического древа языков мира. библеистике, еврейскому феномену в истории. Доктор филологических наук, профессор-консультант кафедры истории и филологии Древнего Востока Института Восточных культур и античности РГГУ, многолетний участник российско-американского проекта "Эволюция человеческих языков" в Институте Санта Фе (Нью Мексико). Читал лекции во многих университетах европы, США и Израиля. Переводчик поэзии с английского, в частности, сонетов Шекспира, опубликованных в "Литературных памятниках" (Уильям Шекспир. Сонеты. - М.: Наука, 2016), и испанского.

Ведущая: Людмила Вязмитинова.

Ждём всех 15 февраля 2018 года в 19:00 по адресу: Библиотека № 2 им. Ю.В. Трифонова - ул. Лесная, д. 63, стр. 1, метро "Менделеевская", минут 7 пешком: от выхода из метро по ул. Новослободской до пересечения с Лесной ул., по правой стороне длинный дом:

https://yandex.ru/maps/213/moscow/?utm_source=geoblock_maps_moscow&ll=37.594845%2C55.783119&z=16&mode=search&ol=geo&ouri=ymapsbm1%3A%2F%2Fgeo%3Fll%3D37.595%252C55.783%26spn%3D0.001%252C0.001%26text%3D%25D0%25A0%25D0%25BE%25D1%2581%25D1%2581%25D0%25B8%25D1%258F%252C%2520%25D0%259C%25D0%25BE%25D1%2581%25D0%25BA%25D0%25B2%25D0%25B0%252C%2520%25D0%259B%25D0%25B5%25D1%2581%25D0%25BD%25D0%25B0%25D1%258F%2520%25D1%2583%25D0%25BB%25D0%25B8%25D1%2586%25D0%25B0%252C%252063%25D1%25811%2520
Знание - Сила. - № 2. - 2018. = http://znanie-sila.su/?issue=articles%2Fissue_5269.html&r=1

Марков.jpg

Заканчивая предпринятый на страницах этого номера разговор о разных культурных явлениях русского Серебряного века, мы чувствуем необходимость цельного, обобщающего взгляда на эту эпоху — огромную, несмотря на то, что этот «век» длился всего четверть столетия (в некоторых отношениях он продолжался и позже — и даже теперь у него остаются все еще не вполне востребованные нашей культурой смысловые ресурсы). Об этом, а также об истоках этой эпохи, о ее внутренних стимулах, о связи различных сторон ее жизни, искусства и мысли друг с другом наш корреспондент О. Гертман yettergjart aka gertman говорит с философом и историком культуры, профессором факультета истории искусства Российского государственного гуманитарного университета, доктором филологических наук Александром Марковым.

— Александр Викторович, с каких пор и почему эпоху русского модерна именуют «Серебряным веком»? Что, собственно, — и в какой мере одно и то же — имеют в виду, когда так говорят об этом времени?

— Источник названия «Серебряный век» очевиден: это — Читать дальше...Свернуть )
Михаил Шапошников: «Брюсову во многом повезло»

Знание – Сила. - № 1. – 2018.

«Музей Серебряного века» на проспекте Мира, известный также как Дом Брюсова, отдел «Музея истории российской литературы имени В.И. Даля» (ГЛМ) – единственная в нашей стране экспозиция, которая рассказывает обо всех литературных стилях, течениях и направлениях этой эпохи - и вообще о духе времени в целом. Рассказывает не только экспонатами, многие из которых уникальны – как, например, обстановка кабинета Валерия Брюсова, воссозданная в точности, состоящая из подлинных, помнящих руки хозяина предметов, - но и экскурсиями, лекциями, наконец – самим обликом дома: небольшого (на фоне обступивших его огромных зданий) зелёного особняка, построенного в самом конце первого десятилетия прошлого века в стиле северного модерна. Время, которое мы сегодня вспоминаем под именем «Серебряного века», здесь можно, кажется, просто почувствовать физически. А может быть, даже и не кажется.

Об истории музея, о его развитии и современных задачах наш корреспондент О. Гертман gertman aka yettergjartговорит с директором музея Серебряного века Михаилом Шапошниковым.

дом Брюсова3.jpg

«Знание – Сила»: Михаил Борисович, давайте начнём с истоков музея. С каких пор он существует, с чего начинался?

Михаил Шапошников:
Музей, как муниципальный, возник сразу после смерти Брюсова, ещё в 1924 году. Тогда, и ещё долгие годы потом, он ограничивался кабинетом Валерия Яковлевича на первом этаже здания – 46 метров. На втором и третьем этажах жили люди, были разные сторонние организации (например, Дом журналиста), - а кабинет Брюсова поддерживала вдова Брюсова, Жанна Матвеевна - до самой своей смерти в 1965 году. Она прожила большую жизнь – 89 лет. В этом кабинете она, в основном, и жила. Только благодаря ей и некоторым её сподвижникам музей Брюсова, фактически, существовал после его смерти больше полувека. И люди сюда приходили…

«З-С»: И у музея был официальный статус? И табличка висела?

М.Ш.:
Конечно. Только Читать дальше...Свернуть )

Метки:

22 декабря сего года, в пятницу,

в 18:00 (! в 18!!, а не в 19, как обычно!)

в редакции Gefter.ru

по адресу: Малый Гнездниковский переулок, д. 9/8 стр 3А (бывший подвал «Русского Журнала»; метро "Пушкинская", "Чеховская", "Тверская")

состоится очередное заседание гуманитарной ветви нашего лектория

(совместный проект журнала «Знание — сила» и интернет-журнала «Гефтер») -

лекция Юлии МИНИНОЙ

«Вьетнам на перекрёстке культур»


История развития вьетнамской культуры представляет собой многовековой диалог собственно вьетских традиций и заимствований извне – как добровольных, происходивших естественным путем, так и привнесенных путем насильственного насаждения. Государства вьетнамцев располагались на так называемом перекрестке культур. С севера угрожали китайские империи и государства, на юге располагались другие противники – тямы и кхмеры, через которых во Вьетнам проникало индийское влияние. Морские пути приводили во Вьетнам не только торговцев, но и европейских миссионеров, а в конце XIX в. – французских колонизаторов.

Немногим меньше тысячелетия продлилась зависимость Вьетнама от китайских правителей, почти семь десятков лет страна являлась французской колонией. Тем не менее, мощный остов вьетнамской культуры выстоял.

В наши дни Вьетнам – одна из стран Юго-Восточной Азии, которая преодолевает экономический разрыв с Западом наиболее стремительными темпами. Вьетнам называют «малым тигром» по аналогии с Китаем, заслуживающим звания «тигра большого». Такой успех – результат внутреннего социально-экономического развития, деятельность самих вьетнамцев, а также следствие высокой способности вьетнамцев к адаптации и ассимиляции самых различных элементов иностранной культуры.

Климатогеографические, религиозные, экономические особенности Вьетнама способствовали формированию у вьетнамцев особого мировоззрения, которое разительно отличается от русской картины мира, от русского менталитета. Религиозный синкретизм (триада конфуцианство-буддизм-даосизм) и древние исконные верования вьетнамцев (культ предков) породили уникальную культуру, различные аспекты которой и предлагаем рассмотреть на предстоящей лекции

Лектор: Минина Юлия Дмитриевна, преподаватель Института восточных культур и античности РГГУ, филолог, историк, переводчик вьетнамской поэзии, медицинский переводчик. В сферу основных научных интересов входят история древних государств Востока, вьетнамская литература, культура тела в рамках азиатских сообществ.

Читать дальше...Свернуть )Вход свободный!

КАК ПРОЙТИ:
через арку в розовом четырехэтажном доме (напротив «Фаланстера»), через двор по диагонали налево, мимо желтого двухэтажного дома до серой двери с вывеской «Русский институт», второй этаж, дверь с левой стороны.

Как пройти в подвал Гефтера.jpg
с презентации книги Игоря Сида igor_sid "Геопоэтика: Пунктир к теории путешествий" (СПб: Алетейя, 2017) на совместном заседании лектория журнала "Знание-Сила" и интернет-портала "Гефтер" 24.11.17., которое я по непреодолимой рассеянности забыла выложить, но теперь уж вот оно!

24 ноября 2017 года, в ближайшую пятницу,

в 18:00 (! в 18!!, а не в 19, как обычно!)

в редакции Gefter.ru

по адресу: Малый Гнездниковский переулок, д. 9/8 стр 3А (бывший подвал «Русского Журнала»; метро "Пушкинская", "Чеховская", "Тверская")

состоится очередное заседание гуманитарной ветви нашего лектория

(совместный проект журнала «Знание — сила» и интернет-журнала «Гефтер») -

презентация книги Игоря Сида «Геопоэтика. Пунктир к теории путешествий» (СПб.: Алетейя, 2017)

geopoetika.jpg

Взаимоотношения Homo sapiens с окружающей географической средой, с ландшафтом и территорией представляются относительно изученными и понятными. Однако автор книги «Геопоэтика. Пунктир к теории путешествий» (СПб.: Алетейя, 2017) Игорь Сид разрабатывает эту проблематику как бы "с чистого листа", привлекая различные приёмы остранения и сталкивая не связанные между собой напрямую дискурсы, прежде всего научный и художественный. На презентации сборника в Лектории ЗС+Гефтер он сделает небольшое сообщение, в развитие изложенных в книге идей, на тему «Живой компонент в ландшафте. Территория и ландшафт как живое».

Сид2.jpg

Игорь Сид – поэт, эссеист, исследователь, путешественник, инициатор научного и прикладного направлений в геопоэтике и модератор диалога между направлениями: литературно-художественным, проективным, научным, а также между ними и геополитикой. Работал биологом в тропиках и в Антарктике, гидом по Мадагаскару. Основатель Крымского геопоэтического клуба, куратор Боспорского форума и многих других инновационных культурных проектов. Организатор первых международных конференций по геопоэтике и по антропологии путешествий.

Вход свободный!

КАК ПРОЙТИ:
через арку в розовом четырехэтажном доме (напротив «Фаланстера»), через двор по диагонали налево, мимо желтого двухэтажного дома до серой двери с вывеской «Русский институт», второй этаж, дверь с левой стороны.

Как пройти в подвал Гефтера.jpg
Город семисот дворцов

Знание – Сила. - № 9. – 2017.

Рахматуллин.jpg

В августовском номере этого года мы уже подводили некоторые итоги большого разговора о музеях, возникших на основе бывших городских и загородных усадьбах, а в связи с этим – и о русской усадьбе вообще как об особом образе жизни, который оставил долгий и плодотворный, до сих пор значимый след в нашей культуре (связанные с этим вопросы мы обсуждали, в частности, с одним из ведущих специалистов по истории усадьбы, Марией Нащокиной). Однако мы снова возвращаемся к усадебной теме, поскольку остался непроговоренным ещё один важный её аспект: охрана усадеб как культурно-исторических памятников, задачи и трудности охранной работы. Можно ли тут было придумать лучшего собеседника, чем Рустам Рахматуллин - писатель, эссеист, журналист, знаток Москвы и её истории, автор книг «Две Москвы, или Метафизика столицы» (2008) и «Облюбование Москвы. Топография, социология и метафизика любовного мифа» (2009), один из основателей общественного движения «Архнадзор» и журнала «Московское наследие»? К нему и обратился с вопросами наш корреспондент.

«Знание – Сила»: Рустам, как бы вы сформулировали, почему сегодня важно сохранять то, что сохранилось от городских усадеб как формы культуры и жизни?

Рустам Рахматуллин:
Усадьба была основным типом застройки Москвы, как и других древних русских городов. Не обязательно господская, барская, с которой у нас ассоциируется это слово прежде всего, но и усадьба горожанина – купца, мещанина. Вспомните мелкую слободскую нарезку переулков на Сретенке: ей соответствовали мелкие домовые участки, каждый из которых, тем не менее, был усадьбой.

Речь идёт о такой структуре домовладения, где господствовала одна семья. Эта семья, в свою очередь, могла иметь или не иметь зависимых людей. Поэтому усадьба могла быть больше или меньше, включать в себя разное число построек. Скажем, усадьба аристократа всегда включала в себя постройки для зависимых людей, конюшни, другие службы и даже – чем ближе к Кремлю, тем чаще – собственную церковь. Например, застройка Китай-города стремилась к формуле «каждому двору по храму», и такой двор был полноценным приходом, учитывая количество зависимых людей. В Белом городе и дальше эта формула не выдерживалась, а вот в Китай-городе действительно во множестве существовали домовые церкви, соединённые с домами или стоящие отдельно.

Таких храмов сохранилось очень немного. Например, на Никольской, 8, напротив Историко-архивного института, во дворе, стоит церковь с поздним урочищным определением «что на Чижевском подворье». Изначально это усадебная церковь, которая была соединена с домом Салтыковых, затем князей Долгоруковых. Она, по-видимому, - единственное здание, сохранившееся от усадьбы Натальи Борисовны Долгоруковой, знаменитой русской писательницы XVIII века, которая жила там после возвращения из ссылки.

Усадьба была Читать дальше...Свернуть )

Картина номер ноль

Ольга Балла

Картина номер ноль

Знание - Сила. - № 10. - 2017.

Казимир Малевич. Чёрный супрематический квадрат. 1915. Холст, масло. 79,5 × 79,5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Малевич_Чёрный квадрат1.jpg

Он будоражит умы, возмущает, раздражает и не укладывается в рамки даже сейчас - хотя с момента его первого предъявления публике прошло уже более ста лет. И это при том, что, наверное, нет человека, даже далёкого от живописи, который никогда не слышал бы о «Чёрном супрематическом квадрате» - именно таково полное и правильное название самой известной картины Казимира Малевича, чего массовое сознание, конечно, не удерживает. Американский искусствовед Екатерина Кудрявцева, посвятившая многообразным толкованиям «Чёрного квадрата» и их эволюции целую монографию , рассказывает такую историю. В 2005 году, во время подготовки грандиозной выставки под названием «Россия!» в Музее Гуггенхайма, Фонд Потанина (бывший, кстати, спонсором выставки) провёл в Москве среди посетителей Третьяковской галереи опрос. «Участникам задавали, - пишет Кудрявцева, - два вопроса: какая работа сможет наилучшим образом представить Россию в Соединённых Штатах и какую работу не следует выставлять в Соединённых Штатах в этом качестве». Так вот, в ответах на второй вопрос «Чёрный квадрат» - к тому времени давно уже, казалось бы, классика – стал безусловным лидером. «25 % респондентов сочли, что его следовало бы вовсе исключить из состава экспонатов.» А многие даже объясняли, почему. Ну не имеет никакого права этот квадрат, да ещё чёрный, представлять наше отечество! «Мало русского – это скорее западная концепция.» «Не ассоциируется с Россией.» «Слишком абстрактно, далеко от понимания России.» «Где тут Россия – просто чернота!», «Не хочу, чтобы о России сложилось представление как о чёрной дыре!» Более того, полагало большинство респондентов, его и искусством-то назвать нельзя. «Я не считаю это искусством», - повторяли они на разные лады.

Быть настолько известным и так долго сопротивляться канонизации и рутине – как такое вообще возможно? Кстати, Читать дальше...Свернуть )
Мария Нащокина: «Усадьба - в основе всей русской культуры»

Знание – Сила. - № 8. – 2017.

На протяжении нескольких номеров, под рубрикой «Музей как окно в эпоху», мы рассказывали о разных музеях-усадьбах, московских и загородных: о палатах бояр Романовых на Варварке, об усадьбе Грибоедовых в Хмелите в Смоленской области, о Поленове - музее-заповеднике художника Василия Дмитриевича Поленова в Тульской области, о замоскворецкой усадьбе художника Василия Андреевича Тропинина, о доме Чайковского в Клину и Василия Львовича Пушкина – на Старой Басманной. Каждый из этих домов, хранящих память о своих знаменитых владельцах, открывал перед читателями время, в котором они жили – не только с большой его историей, но и с бытом, привычками, лицами, голосами.

Теперь, подводя итог этому разговору, мы постараемся увидеть феномен русской усадьбы в целом. О смыслах усадебной жизни, о её эволюции в нашей стране, о том, какой отпечаток наложила усадебная культура на русскую жизнь вплоть до настоящего времени, наш корреспондент Ольга Балла yettergjart говорит с известным специалистом по истории русской усадебной культуры – членом-корреспондентом Российской академии архитектуры и строительных наук, доктором искусствоведения, заместителем председателя Общества изучения русской усадьбы, автором многих книг и статей Марией Владимировной Нащокиной.

«Знание – Сила»: В какой мере различались общее устройство и быт в городских и загородных усадьбах?

Мария Нащокина:
Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что усадьба – это ячейка традиционного русского быта. Сформировалась она значительно раньше, чем появились загородные усадьбы, с которыми у нас сейчас, как правило, и связано представление об усадьбе как таковой. В принципе, любой древнерусский город состоял из таких ячеек – владельческих участков, на которых стояли дома с небольшим земельным наделом. Все русские города традиционно имели такую структуру и её сохранили почти до сегодняшнего дня. Теперь, к сожалению, эта усадебная структура сейчас активно застраивается и нарушается, и именно её утрата наносит основной вред облику Москвы. Но до начала ХХ века такая структура в Москве сохранялась. Усадьба как традиционный образ жизни русского человека прошла практически через всю историю государства.

Усадьбы городские и загородные начали различаться между собою не так давно – ещё в XVII веке они мало чем отличались друг от друга. Различие между ними состояло разве что в размерах. Это стало меняться во второй половине XVIII века. В 1762 году Пётр III издал указ о необязательности службы дворян, которая при Петре Великом была вменена им в обязанность. Из-за службы у них совершенно не было времени заниматься своими загородными усадьбами. Это были чисто хозяйственные образования, которые приносили доход.

Когда же появилась возможность вести свободный от государственной службы образ жизни и проводить время в загородной усадьбе – вот тогда загородная усадьба начала превращаться в место отдыха.

Её роль, конечно, к этому тогда ещё не сводилась. Просто в место отдыха она стала превращаться только к концу XIX века, и то не всегда. А в XVIII столетии, как только у помещиков появилась возможность уехать в загородную усадьбу и жить там, не занимаясь государственными делами, а занимаясь только своим собственным хозяйством, - они немедленно этой возможностью воспользовались. Как скажет позже Екатерина Великая, помещик должен стать отцом крестьянам, то есть - тем самым винтиком государства, который доносит государственную политику до самых низов. И это принесло реальные плоды: таким образом страна, действительно, сцементировалась.

Так вот, во второй половине XVIII века появилась возможность создавать загородные комплексы, которые часто были гораздо пышнее и свободнее, чем в городе, потому что в городе даже в то время место было всё-таки ограничено. А за городом можно было разбивать огромные парки. Моду на парки принёс в русскую культуру Пётр Великий. Он первый начал заниматься садоводством: привёз из европейских путешествий новые впечатления и старался их воплотить в гигантских императорских резиденциях, которые были созданы под Петербургом, или в меньших по размеру резиденциях, как его летний дворец и Летний сад. Однако возможности заниматься созданием садов в имениях для рядового дворянина появились лишь с середины XVIII века - примерно с Елизаветы, с Екатерины, когда с западными веяниями приходит и возможность разбивать парки по их образцам.

Так началось расхождение городского и загородного дворца. Кстати говоря, большие усадьбы у нас часто называют дворцами, но это неточно. некоторые усадьбы, действительно, имеют дворцовый характер, они похожи на дворцы, но раньше их никогда так не называли. Слово «дворец» до революции всегда применялось только к домам императорской фамилии и никогда не применялось к дворянским домам. И Кусково, и Останкино – это не дворцы, это дома.

«З-С»: То есть, дворец – это вопрос статуса, а не размера, пышности или чего-то в этом роде?

М.Н.:
Читать дальше...Свернуть )

Всё в прошлом. Василий Максимов, 1889.

Максимов_Всё в прошлом.jpg
20 июня 2017 года, во вторник

в 19:00


в редакции Gefter.ru

состоится очередное заседание гуманитарной ветви нашего лектория

(совместный проект журнала «Знание — сила» и интернет-журнала «Гефтер») -

- лекция Юрия Табака

Иудейско-христианские отношения: проблемы и перспективы


dialogue.jpg

Несмотря на общепризнанную значимость и необходимость развития иудейско-христианского диалога, такой диалог сталкивается с немалыми трудностями, причины которых глубоко укоренены в исторической, теологической, социальных сферах. Насколько они преодолимы, и преодолимы ли вообще?

Будут рассмотрены основные проблемы современного иудейско-христианского диалога в мире и России, его нынешнее состояние и перспективы дальнейшего развития.

Читать дальше...Свернуть )

Юрий Табак - религиовед, лектор, переводчик, автор нескольких книг, многочисленных статей в российских и зарубежных изданиях. Основная область интересов – библеистика, иудаика, иудейско-христианские отношения. Ведущий семинаров "Двар-Тора" и "Иудаизм в кино", редактор русской страницы сайта Международного совета христиан и иудеев (ICCJ- www.jcrelations.net) . Член Союза журналистов России. Живет в Москве.

Вход свободный!

Адрес редакции:
Москва, Малый Гнездниковский пер., д. 9/8, стр. 3а. Пройти через арку в розовом четырехэтажном доме (напротив «Фаланстера» и паба «Челси»), через двор по диагонали налево, мимо желтого двухэтажного дома до серой двери с вывеской «Русский институт», второй этаж, дверь с левой стороны.

Как пройти в подвал Гефтера.jpg
Совместный проект Лектория журнала «Знание — сила» и интернет-журнала «Гефтер»: публичная лекция Михаила Немцева "Банальность зла в нашей жизни". 21.05.17.

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaB33nkTvtcwuIMm2uid-Be3
Гуманитарная ветвь лектория "Знание - Силы" сплелась с могучим стволом "Гефтера" ради принесения интеллектуальных плодов! Приходите же.

21 мая 2017 года, в воскресенье,

в 19:00

в редакции Gefter.ru

состоится публичная лекция-диалог нашего автора Михаила Немцева

«Банальность зла в нашей жизни»

— совместный проект Лектория журнала «Знание — сила» и интернет-журнала «Гефтер».

http://gefter.ru/archive/22162

Понятие «банальное зло» распространилось в социальной этике, философии и публицистике благодаря известной книге Ханны Арендт о судебном процессе над Адольфом Эйхманом в 1961 году. Его часто используют, когда говорят о «серой зоне» между намеренным совершением преступлений и так называемым пассивным соучастием.

Правомерно ли считать кого-либо отечественным или виновным в делах, которые он или она непосредственно не совершали и даже не могли бы совершать? Можно ли, вслед за одним персонажем Достоевского, сказать, что «всякий пред всеми за всех и за все виноват»? На лекции будет рассмотрена история этого понятия, вариации его значения, проблемы и неясности в его применении и поставлен вопрос о том, существует ли коллективная ответственность?

Михаил Немцев — философ, литератор, сотрудник редакции интернет-журнала «Гефтер», автор журнала «Знание — сила».

Комментирует выступление Сергей Васильев, режиссер и актер Электротеатра «Станиславский».

Вход свободный!

21 мая, 19:00. Адрес редакции: Москва, Малый Гнездниковский пер., д. 9/8, стр. 3а. Пройти через арку в розовом четырехэтажном доме (напротив «Фаланстера» и паба «Челси»), через двор по диагонали налево, мимо желтого двухэтажного дома до серой двери с вывеской «Русский институт», второй этаж, дверь с левой стороны.

Как пройти в подвал Гефтера.jpg

Вот тут подробнее о том, как туда пройти; некоторые приметы с тех пор - за минувший год - изменились. но общая структура пространства неизменна: http://znaniesila.livejournal.com/93073.html
лекция кандидата социологических наук Полины Борисовой (РГГУ) "Старообрядчество: история и современноcть" (18.04.17.) - видеозапись, весь плейлист:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaBN1YXChpIC4AuVwtxi-s50

О ВРЕМЕНИ

Знание - сила для человека разумного и на работе (тем более с этим названием) по той простой причине, что мир, в котором мы живём, - един. Последнее следует из факта, что мир вообще существует и существует в единственном экземпляре, причём, уж точно, вне зависимости от того, что Вы о чём-то думаете наедине с собой, спите, или Вас мучит бессоница. В мире всё взаимосвязано, но причинно-следственные связи принципиально асимметричны. Это, в свою очередь, практически наблюдаемый факт, лежащий в основе существования мира. Сначала складываются условия, а только потом что-то происходит, и никогда наоборот!!! В быту это явление люди называют временем.

Призрачно всё в этом мире бушующем,
Есть только миг - за него и держись,
Есть только миг между прошлым и будущим,
Именно он называется ЖИЗНЬ

(строки песни из к/ф "Земля Санникова")
1. Мир в целом складывается в нашем мышлении из двух частей:
1) объективной реальности, существующей вне нас и независимо от того, что мы о ней думаем,
2) наших знаний и представлений об этой реальности.
Если второе не адекватно первому, то первое сурово наказывает носителя второго. Например, автор упомянутой статьи не ведает, что диалектика применяется Гегелем в качестве составной части (одной из трёх) созданного им системного метода познания для вывода суждений и умозаключений, а вовсе не является некой "диалектической логикой". Этот термин сам Гегель не применял. Это - досужая выдумка таких же дилетантов, мысли которых размножает автор статьи за неимением собственных знаний.

2. Гегель полагает созданную им логику состоящей из двух частей - объективной (относящейся к реальности) и субъективной логики (относящейся к нашему мышлению и его свойствам).
Первая из них базируется на практике изучения объективной реальности и нацелена на выявление границ имеющихся знаний, а вторая - на манипулировании знаниями, полученными применением первой с целью выявления направлений получения возможных (не противоречащих практике, либо логическим выводам на основе практики) новых знаний - теорий или гипотез. При этом Гегель выявил полный набор зависимостей между всеми возможными видами суждений и умозаключений, о чём Сократ не мог догадаться ввиду малого объёма знаний о реальности за 500 лет до н.э. и за 2 с лишним тысячи лет до Гегеля, а автор статьи имеет весьма убогое представление.
Например, рассуждения последнего о "предикаторе" Гегеля односторонни. Логика Гегеля предусматривает множество отношений (связей) между субъектом и объектом мысли, такие, как совмещение роли объекта с субъектом и др.
(природа, как субъект, развиваясь, породила живую материю, и биосферу на Земле, та изменила состав атмосферы, дополнив её свободным кислородом, который в неживой природе не может существовать долго. Развитие биосферы привело к появлению разумного вида животных - человека, умом которого природа познаёт и руками которого преобразует себя. Человек, получив относительную независимость от окружающипх условий природы сам стал субъектом, познающим и преобразующим себя и условия собственного существования.)
Но автор статьи этого, знать, о Гегелевской логике или не дочитал, или сознательно шельмует её, а заодно и Гегеля, который потратил 30 последних лет жизни, чтобы на основе доступных ему научных знаний выстроить 150-этажную "башню" логических категорий и упорядочить имеющиеся знания по признаку преемственности их смысла. И заметьте, всё это при свечах, без Интернета и компьютера.

3. Рассуждение автора статьи о формальной логике просто смешны. Общеизвестно, что практика применения формальной логики в простых случаях тавтологична и имеет место разве что в судопроизводстве, а в приложении к электронике выродилась в средство компьютерной минимизации сложных комбинаторных схем на принципе диаграмм Карно, которые вручную за разумное время невозможно оптимизировать из-за свойственных людям ошибок. Так, например, подобные схемы могут содержать сотни тысяч логических элементов и применяются для сжатия потоков видеоинформации при трансляции и просмотре цифрового телевещания или графических файлов на компьютере. Но автор статьи, похоже, гуманитарий, и знание о последнем ему не обязательно. "Без него проживёшь ты со славою и ..."

4. Далее в статье следует текст в духе "деидеологизации", которая навязана нам спецслужбами США, привела к развалу СССР, потере 30 лет развития и всеобщему кризису человечества, о котором сказано в моей первой заметке. Давайте учиться думать не "когнитивно", как увещевают нас дилетанты и доброжелатели с Запада, а по теории познания Гегеля - авось поумнеем!

(На сайте http://trufanov_sn.sama.ru/ можно бесплатно скачать некоторые книги С.Н.Труфанова, содержащие наследие Гегеля в доступном изложении. Я пользуюсь книгой ГРАММАТИКА РАЗУМА.
На сайте https://www.litmir.me/bd/?b=274618 можно скачать книгу Г.С.Альтшуллера ТВОРЧЕСТВО КАК ТОЧНАЯ НАУКА. Пользуюсь ею больше 40 лет.)

Вернёмся к истокам?

1. Знание - наличие понятия, представления о предмете внимания. Знание не может быть беспредметным.
2. Человечество - ребёнок, поскольку ускоренно растёт и в обозримом будущем не может покинуть свою колыбель - планету Земля, но столь же ускоренно приближает свою кончину. Всеобщий кризис - детская болезнь нашего общества как единого организма.
3. Налицо не-обходимость (невозможность обойти) объединение наших знаний о мире, в котором живём, дабы предотвратить собственный уход в НИЧТО. Весьма быстродействующие средства для этого ухода готовы к применению. Осталось нажать кнопку.
4. Средство объединения наших усилий - системный метод познания - детально разработан Г.В.Ф.Гегелем 200 лет назад. Выведенная на его основе система из примерно 150 категорий логики (всеобщих признаков предметов) никем предметно не опровергнута. Но они так и не стали всеобщим знанием по причине сложности изложения.
5. Путь такого объединения, реализованный В.Гегелем в его трёхтомной "Энциклопедии философских наук" - построение и обновление научной картины мира из частных определений понятий, упорядоченных по признаку преемственности их смысла (смысл - взаимосвязь между предметами). Такой способ упорядочения исключает тавтологию и противоречивость смысла и сокращает объём данных в сотни раз по сравнению с существующими энциклопедиями. Картина мира Гегеля содержит порядка 10 тыс. понятий. Сейчас это число выросло бы в тысячи раз, однако не вышло бы за пределы возможностей современных информационных технологий.
6. Публикации без комментариев в Вашем журнале материалов, подобных статье под рубрикой Главная тема в апрельском номере, на мой взгляд, отнюдь не способствует преодолению упомянутого кризиса, а, скорее, наоборот - мнение дилетанта под такой рубрикой в научно-популярном журнале без комментариев смотрится не солидно.
Как читатель ЗС с 60-летним стажем, предлагаю вниманию сообщества несколько заметок по этому поводу.
18 апреля сего 2017 года, во вторник,

в 19:00


в отделе детского чтения Центральной библиотеки № 3 им. Н.А. Добролюбова

по адресу: Москва, Новый Арбат, д. 30/9

вот здесь

в рамках гуманитарной секции лектория «Знание-Силы»

состоится лекция

кандидата социологических наук
Полины Борисовой

"Старообрядчество: история и современноcть"


Старообрядчество – уникальное религиозное явление, оставившее заметный след не только в отечественной, но и мировой культуре. Но что мы знаем о нем? Несмотря на обширные исследования старообрядчества, наши обыденные знания о повседневной жизни староверов остаются разрозненными и мифологизированными. Стоит ли говорить, что при упоминании о старообрядчестве у большинства в памяти всплывают лишь смутные представления о Расколе, Аввакуме и Никоне, да предстает перед глазами образ знаменитой «Боярыни Морозовой» Василия Сурикова? А ведь старообрядчество – это многовековая история нашей страны. На лекции вы узнаете об истории Рогожской Слободы – духовном центре старообрядчества и судьбах знаменитых купеческих старообрядческих династий: Морозовых, Рябушинских, Мамонтовых, Третьяковых. Мы поговорим о жизни старообрядцев в современном городе и проблемах, с которыми им приходится сталкиваться при передаче традиций последующим поколениям.

Вход свободный!

старообрядцы Тувы.jpg
На фото - старообрядцы Тувы (с сайта http://vvaleritur.ru )
О нашем здании - от ценителя и знатока московского пространства, его архитектуры и истории vladimirdar:

Оригинал взят у vladimirdar в Палаты Кожевенной слободы
Палаты Кожевенной слободы
Всего 74 фото

Эти удивительные слободские палаты XVII века были мне конечно известны ранее, но почему-то именно пару недель назад, увидев их фото в сети, я заинтересовался ими чрезвычайно, отложив на время другие репортажи об исторических личностях и зданиях Старой Москвы. Что-то побудило срочно ехать и заново их осмотреть. Непонятно, - но сам образ Палат Кожевеной слободы как будто взывал к встрече. Такие посылы бывают не часто и, как только в Москве установилась хорошая солнечная погода, неуемный зуд интереса к этим купеческим палатам тут же реализовался в импровизированную экскурсию в бывшую Кожевенную слободу.

Все складывалось удачно как при фотосъемке, так и впоследствии. Я познакомился с yettergjart, кто как оказалось, в этом здании работает и мало того, мне была дана возможность увидеть как выглядят палаты внутри в виде сделанных Ольгой фотографий их внутреннего объема, в том числе и по моей просьбе. Другой друг по ЖЖ durasik отыскал для меня планировки этих древних палат, которых как я понял нет в сети. В общем, все складывалось как будто бы, само собой. Вот и пишу я об этих палатах, не прилагая никаких усилий, что только подтверждает мои предположения, что палаты эти попались мне на глаза не просто так. Фотографий будет много. И все для того, чтобы дать возможность читателям моего журнала увидеть "Кожевенные палаты" в наиболее детальном варианте фото ряда. В общем, материал для тех, кто хотел бы не только ознакомиться с их историей, но и получить личный эмоциональный отклик. Вот она, - вводная!) А теперь, приступим к погружению в историю нашего восхитительного города, что вызывает у меня обычно приступ волнения, поскольку я всегда узнаю́ при исследованиях для себя что-то такое интересное, чего не знал ранее.
Читать дальше...Свернуть )

© Vladimir d’Ar, 2017

Полные горсти чудес

Ольга Балла

Полные горсти чудес

Цирульников_От Бориса до Юлии.jpg

Анатолий Цирульников. От Бориса до Юлии... История детства. Детские истории. - М.: Народная книга, 2016.

Это, всё-таки, не совсем история русского детства. Да, такая область знания, как совершенно справедливо замечает автор в самом начале, действительно существует, - притом знания серьёзного, основательного, академического, - немудрено, что такая история детства не слишком известна «родителям и педагогам». Занятым по большей части практикой. Наука, надо признать, захватывающая и вообще-то, думается, не способная оставить равнодушным никого, кто хоть когда-нибудь был ребёнком: ведь страшно же интересно, как это было у других, почему именно так? Истории детства посвящены, говорит автор, «труды учёных с громкими именами, и даже в нашей стране, где детство всегда считалось чем-то вроде забавной игрушки, подготовкой к чему-то более серьёзному, некоторое время назад существовал архив воспоминаний о детстве…»

Некоторое время назад существовал? Где же он был, куда же он делся, почему? Имеется ли в виду «Народный архив» на Никольской, упоминаемый в одной из глав? «В «Народном архиве», неподалеку от Кремля, собраны не «Дела». «Дело» — это что-то другое; здесь — жизнь. Можно сказать — гербарий жизни. Бесценный, благоуханный сей архив вот-вот закроют, уже и на две комнатушки не хватает средств.» Ведь это написано какое-то время назад. А дальше-то что было? Неужели всё пропало? Или речь идёт об архиве, открытом «в конце 90-х годов минувшего века в Университете Российской академии образования»? – он так и назван: «открыли архив воспоминаний о детстве». «За несколько лет было собрано более пятисот воспоминаний разных людей.» Где всё это теперь?

Нет ответов.

Зато продолжает автор так: «…выходили книги и пособия, правда, крохотным тиражом, - о феномене детства, памяти детства людей, живших в разные эпохи, детстве в зеркале автобиографии.» («Список! Список!! – тщетно взывает взбудораженный читатель. – Кто издавал? Где почитать?!»)

Во всяком случае, то, что Читать дальше...Свернуть )
Ольга Балла

Благодаря всему и несмотря ни на что

Знание - Сила. - № 11. - 2016.

Гинзбург_Письма.jpg

Виталий Гинзбург. Письма к любимой / Составление, подготовка к публикации и комментарий Г.Е. Горелика. – М.: Время, 2016. – 384 с. – (Диалог)

Не стоило бы – да и невозможно – писать рецензию на книгу писем, предназначавшихся одному-единственному адресату, даже при том, что их автора уже семь лет нет на свете. (Рецензии поэтому и не будет, - пусть это будет просто комментарий к прочитанному, мысли поверх чужого текста.) По совести сказать, этих писем бы и читать нам, случайным для автора и его адресата людям, не стоило, - если бы только автор их, Виталий Лазаревич Гинзбург (1916-2009), -выдающийся физик-теоретик, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН и нескольких иностранных академий, лауреат Нобелевской премии по физике 2003 года - не был настолько значительным человеком в отечественной интеллектуальной и не только интеллектуальной истории. По существу, он – один из тех, благодаря кому начавшаяся в конце сороковых холодная война не обернулась третьей мировой и гибелью цивилизации. Как раз в те годы Гинзбург с группой коллег разрабатывал – и успешно разработал - советское термоядерное оружие.

Так что дело ещё и в исторических обстоятельствах, в которых всё это писалось и которые сильно, просто решающим образом определили обстоятельства человеческие. Ради их понимания, действительно, читать личные письма семидесятилетней давности не только можно, но и нужно.

Человеческие же обстоятельства у Виталия Гинзбурга и его жены Нины в конце сороковых – начале пятидесятых годов были исключительные. В некоторых отношениях – Читать дальше...Свернуть )
Михаил Эпштейн: О чтении и гиперчтении

Знание - Сила. - № 11. - 2016.

Эпштейн.jpg

Михаил Эпштейн (р. 1950) - философ, культуролог и литературовед, лингвист, эссеист. Заслуженный профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта, США), профессор русской литературы и теории культуры и руководитель Центра гуманитарных инноваций Даремского университета (Великобритания), член российского Пен-центра и Академии российской современной словесности. Лауреат премий Андрея Белого (1991), Лондонского Института социальных изобретений (1995), Международного конкурса эссеистики (Берлин-Веймар, 1999), Liberty (Нью-Йорк, 2000). Автор 30 книг и более 700 статей и эссе, переведенных на 20 иностранных языков, в том числе «Парадоксы новизны» (1988), «Природа, мир, тайник вселенной…» (1990), «Философия возможного» (2001), «Знак пробела. О будущем гуманитарных наук» (2004), «Новое сектантство» (2005), «Постмодерн в русской литературе» (2005), «Слово и молчание. Метафизика русской литературы» (2006), «Философия тела» (2006), «Sola amore: Любовь в пяти измерениях» (2011), «The Transformative Humanities: A Manifesto» (2012), «Религия после атеизма: новые возможности теологии» (2013), «Отцовство. Роман-дневник» (2014), «Клейкие листочки. Мысли вразброс и вопреки» (2014), «От совка к бобку. Политика на грани гротеска» (2015), «Ирония идеала. Парадоксы русской литературы (2015), «Russian Postmodernism: New Perspectives on Post-Soviet Culture» (2016), «Просто проза» (2016), «От знания — к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир» (2016).

Ольга Балла: Михаил Наумович, как в детстве начались ваши отношения с чтением? Какую роль в этом сыграло ваше окружение? Были ли у Вас в этой области наставники, проводники?

Михаил Эпштейн:
Я родился в доме, где было всего несколько книг: потрепанный орфографический словарь 1890-х, «Консуэло» Жорж Санд, сборник советской поэзии 1930-х гг. и несколько книг на иврите, среди которых, по преданию, была и написанная моим прадедушкой, раввином. Родители работали в бухгалтерской сфере, и цифры в их обиходе преобладали над буквами. Из детских книг на меня сильнейшее впечатление произвел «Бэмби» и его ключевая фраза: «Стыдись! Разве ты не умеешь быть один?» Потом, когда я перешел в 6 класс, родители приобрели для меня собрания сочинений Лермонтова, Гоголя, Тургенева и Некрасова. А с 13 лет я сам стал покупать книги, и первой из них оказался «Философский словарь» 1963 г. Вероятно, это и предопределило все дальнейшее: любимая дисциплина — и любимый жанр.

О.Б.: Какие книги были ключевыми в вашей взрослой жизни? Вообще, есть ли такие или авторы, о которых вы могли бы сказать, что благодарны им за собственную личность или что без них вы были бы другим?

М. Э.:
В отрочестве я был захвачен Читать дальше...Свернуть )
Александр Кабаков: «Чтение будет необходимо всегда»

Знание - Сила. - № 11. - 2016.

Кабаков.jpg

Александр Кабаков (р. 1943) – писатель, журналист, главный редактор журнала «Саквояж СВ», публикуется в периодике как публицист и колумнист. Лауреат многих премий. Председатель жюри премии «Русский Букер-2006». Автор книг: «Заведомо ложные измышления» (1989), «Невозвращенец» (1990), «Поход Кристаповича» (1990), «Сочинитель» (1992), «Похождения настоящего мужчины» (1993), «Самозванец», «Последний герой» (1995), «Поздний гость», «Зал прилёта» (1999), «Кафе "Юность"», «Все поправимо», «Московские сказки», (2005) «Путешествия экстраполятора и другие сказки» (2000), «Считается побег» (2001), «Беглец» (2008), «Аксёнов», (в соавторстве с Евгением Поповым, 2011), «Проехали. Машины прошлого века в воспоминаниях с картинками» (2012), «Старик и ангел», роман (2013), «День рождения женщины средних лет» (2010), «Камера хранения: мещанская книга» (2015).

Ольга Балла: Александр Абрамович, расскажите, пожалуйста, как в детстве начались ваши отношения с чтением? Какую роль в этом сыграло ваше окружение?

Александр Кабаков:
Я очень долго не хотел читать самостоятельно. Не было нужды: бабушка читала вслух, а я притворялся, что не умею. Но однажды бабушка забастовала – и вот тогда я взял книжку и стал читать.

О.Б.: И в каком это было возрасте?

А.К.:
Лет в шесть-семь. – Не могу сказать, что я фанатически много читал, - я много переживал прочитанное. Я читал книгу в несколько раз дольше, чем собственно читал, - она долго оставалась со мной, в голове.

Читал я прежде всего потому, что Читать дальше...Свернуть )

Метки:

29 октября 2016 года, в субботу,

в 16:00

в отделе детского чтения Центральной библиотеки № 3 им. Н.А. Добролюбова

по адресу: Москва, Новый Арбат, д. 30/9

вот здесь

в рамках гуманитарной секции лектория «Знание-Силы»

состоится

(ну не то чтобы даже лекция, а, скорее,)

размышление-дискуссия на тему:

Геометрия эволюции: растение → животное → человек. Кто следующий?

картинка про эволюцию.jpg

Есть ли сходство в параметрах строения высших форм растительной и животной жизни и если есть, то как оно проявляется? Меняется ли и в каком направлении пространственная ориентация высшей жизни по отношению к Земле? Стоит ли признавать, как и прежде, человека «венцом творения» или возможно появление существ иного устройства?

На эти и некоторые другие вопросы попытается ответить

культуролог и искуствовед Юрий Подпоренко,

познакомив слушателей с собственной гипотезой геометрической эволюции жизни.

Подпоренко.jpg
Это лектор

А почему в рамках разговора о "науках о культуре"? - Потому что это, на самом деле, о человеческом моделировании природных процессов.

Приходите, спорьте, возражайте

(или, напротив того, убеждайтесь)!

Вход свободный!
Теперь знаем и мы. Об этом нам рассказала Евгения Вежлян на лектории "Знание - Силы" в Шуваловском корпусе МГУ, на Фестивале науки, 09.10.16.

SAM_6204.JPG

Вот весь плейлист аудиозаписи:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaC5Tk6dKcyLBUbKanzawk25

(горе-оператор просит прощения за то, что как-то умудрился не выключить камеру после конца лекции, и чуть ли не 10 минут в последнем ролике - чернота, которую бедная камера прилежно снимала в рюкзаке.)
«БиблиоРодина» — проект в поддержку российских библиотек

http://znanie-sila.su/?issue=zsrf%2Fissue_210.html&r=1

Краудфандинговая платформа №1 в России Planeta.ru, Российская библиотечная ассоциация (РБА), Русская школьная библиотечная ассоциация (РШБА) при поддержке Государственной Думы РФ и „Почты России“ запустили проект в поддержку российских библиотек — «БиблиоРодина».

«БиблиоРодина» представляет собой сервис, основанный на принципах краудфандинга или народного финансирования, который позволит любому человеку стать меценатом проекта, и оформлять подписки на научно-популярные периодические издания в дар российским библиотекам.

На сегодняшний день в проекте участвуют около 5 тысяч библиотек и 13 периодических изданий: «Наука и жизнь», «Юный техник», «Знание-сила», „Авиация и космонавтика“, „Машины и механизмы“, „Изобретатель и рационализатор“, „Левша“ и другие. Библиотеки могут самостоятельно отправить заявку на участие в проекте, заполнив форму на главной странице https://biblio.planeta.ru, указав точный адрес и контактные данные. Журналы также могут подключиться к проекту по собственной инициативе.

Основные цели проекта „БиблиоРодина“: создание постоянно действующего, удобного и прозрачного механизма по обеспечению региональных и муниципальны библиотек подписками на научные и научно-популярные издания; возрождение библиотек, как культурно-научных центров по всей стране; популяризация научных знаний; поддержка научно-популярных изданий в условиях недостатка внешнего финансирования; развитие нового подхода к меценатству в России.

«БиблиоРодина» поможет решить несколько актуальных проблем:

- обеспечение региональных библиотек современными научными, техническими и научно-популярными изданиями;

- популяризация науки и обеспечение доступа к знаниям для широких слоев населения по всей стране;

- сохранение и рост тиражей научной периодики.

Как работает«БиблиоРодина»?

как?Свернуть )

свет в конце тоннеля.jpg
С некоторого времени обращает на себя внимание странный факт: произведения современных русских писателей, попадающие в списки различных премий, становящиеся бестселлерами, обладают одной общей особенностью - будь то Яхина или Прилепин, Водолазкин или Макушинский, Сергей Кузнецов или Улицкая - все они так или иначе посвящены прошлому. Что это говорит о самих читателях, каким общественным запросам или ожиданиям соответствует?

На эти вопросы постарается ответить в рамках лектория журнала "Знание-сила"

литературный критик, сотрудник журнала " Знамя", доцент РГГУ, кандидат филологических наук Евгения Вежлян.

Вежлян.jpg

Лекция состоится

9 октября 2016 года, в воскресенье,

в 16:00


в рамках Всероссийского фестиваля науки, в лектории книжной ярмарки в Шуваловском корпусе МГУ по адресу:

Ломоносовский проспект, д. 27, кор. 4. - https://yandex.ru/maps/?source=wizbiz_new_map_single&text=Шуваловский%20корпус%20МГУ&sll=37.519565%2C55.700606&sspn=0.000000%2C0.000000&sctx=CAAAAAEAa9WuCWnPQkD%2FPuPCgeBLQJP8iF%2BxhuQ%2Faw2l9iLa3T8CAAAAAQIBAAAAAAAAAAGWFUvFG5hJfdUAAAABAACAPwAAAAAAAAAA&ol=psearch&oid=1543074456

Вход свободный!

Страница события на сайте Всероссийского фестиваля науки: http://www.msk.festivalnauki.ru/meropriyatie-festivalya/55580/pochemu-sovremennye-pisateli-tak-lyubyat-proshloe

Страница события на ФБ: https://www.facebook.com/events/341121509570330/
А у нас уже вышел октябрьский номер журнала!

2016_10.jpg

Как вы можете заметить на этот раз (следите за ссылками), некоторые статьи нового номера можно прочитать на нашем сайте бесплатно!

В номере:

Заметки обозревателя

Александр Волков
Глобальная деревянная деревня

Новости науки

В рубрике: Вселенная расширяется быстрее, чем принято считатьЧитать дальше...Свернуть )

Метки:

Александр Богданов: философ, фантаст, революционер

Лекторий журнала "Знание - Сила" (науки о культуре)

30 сентября 2016 г., 19:00

В этот раз - совместное интеллектуальное предприятие с журналом "Новый мир", поэтому - в Культурном центре "Нового мира" по адресу: Малый Путинковский пер. д. 1/2 (в том же здании, где редакция, на первом этаже:

https://yandex.ru/maps/213/moscow/?utm_source=geoblock_maps_moscow&ll=37.608185%2C55.766283&z=15&mode=search&ol=biz&oid=1388826640

Лекция кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Аллы Юрьевны Морозовой посвящена жизни, деятельности и сложной личности Александра Александровича Богданова (Малиновского) (1873-1928).

А.А. Богданов-Малиновский.jpg

Врач, экономист, философ, политический и общественный деятель, ученый-естествоиспытатель, писатель, мыслитель-утопист, создатель новых наук - тектологии и «науки об общественном сознании», предвосхитивший некоторые положения системного подхода и кибернетики, один из лидеров большевистской партии, подпольщик, идеолог и руководитель партийных школ для рабочих, убежденный сторонник социализма и коллективизма, автор идеи пролетарской культуры, «Краткого курса экономической науки», «Эмпириомонизма», научно-фантастических романов «Красная звезда» и «Инженер Мэнни», исследователь обменного переливания крови (и организатор и директор первого в мире Института переливания крови), погибший в результате поставленного на себе опыта – все это Александр Богданов. При всей фантастичности личности Богданова и времени, которое вызвало к жизни его идеи, многие из этих идей сохранили актуальность до сих пор и привлекают внимание исследователей в разных отраслях науки.
Константин Чупринин. Знание всегда сила // http://goslitmuz.ru/news/157/2902/

(Это - о презентации нашего журнала, состоявшейся 03.09.16. в Доме Пастернака в Переделкино, видеозапись которой вы можете видеть, например, здесь или попросту здесь)

Ярмарка? - Ярмарка!!

all you need.jpg

Приглашаем читателей и друзей журнала «ЗНАНИЕ-СИЛА» посетить наш стенд № G-19 на 29-й Московской международной книжной выставке-ярмарке, которая пройдет с 7 по 11 сентября 2016 года (Москва, ВДНХ, павильон 75).

На нашем стенде вы можете приобрести номера журналов (как свежие, так и вышедшие ранее), электронные архивы, сборники статей (включая новинку «Неизвестная война. Часть II), приложение «ЗНАНИЕ-СИЛА: Фантастика», научную и научно-популярную литературу, аудиокниги.

Также у вас будет возможность оформить подписку на бумажную и/или электронную версию журнала «ЗНАНИЕ-СИЛА» по специальной цене.

Кроме того, вы сможете встретиться с авторами нашего журнала.

Часы работы ММКВЯ:

7 сентября: с 13:00 до 20:00.

8 - 11 сентября: с 10:00 до 20:00.

11 сентября: с 10:00 до 19:00.
Школа, вписанная в мироздание

Знание - Сила. - № 9. - 2016.

Цирульников1.jpg
Анатолий Цирульников

Вначале наш корреспондент замышлял расспросить Анатолия Цирульникова – учёного, писателя, журналиста, академика Российской академии образования, доктора педагогических наук, профессора, путешественника, консультанта и инциатора школьных проектов, автора серии книг «Неопознанная педагогика» «о возможном», как говорит он сам, «оптимистическом будущем нашей страны» и постоянного, давнего автора нашего журнала, - всего-навсего о чтении. О том, как обстоят дела с чтением в российской провинции, которую во всей её сложности и разнообразии (да ещё с образовательной стороны) Анатолий Маркович знает, как, пожалуй, очень немногие в нашей стране. Корреспонденту всё хотелось выведать, отличаются ли отношения с книгой вдали от столиц и культурных центров от тех, к которым привыкли мы, больше или меньше там читают, не сохраняется ли в провинции с её несколько замедленным историческим временем милый сердцу многих из нас литературоцентризм, какую роль вообще играют книги, на взгляд нашего искушённого в педагогических вопросах собеседника, в формировании растущего человека. Но разговор, даже заданный профессиональными рамками, - вещь, как известно, весьма своевольная, и на сей раз он повернул совсем в другое русло. Получился разговор об опыте – не только о собственном опыте нашего собеседника, полученном в работе над социокультурными образовательными проектами, но и об опыте его коллег, и шире: о том, как школа и образование не просто воспитывают подрастающих людей, но преображают жизнь и человеческую среду вокруг себя. О существенной, даже прямо практической связи человека со знанием. И, разумеется, - с чтением как с одним из важнейших его источников.

В педагогику, - рассказывал Анатолий Маркович нашему корреспонденту, - я попал вообще-то случайно, да и то не сразу. Лет в тринадцать я начал писать фантастические рассказы, под влиянием Брэдбери, и уже тогда было ясно, что я – гуманитарий. Но тогда был такой период, когда все бежали в математические школы. И я, со своей тройкой по математике (зато с первым разрядом по шахматам), тоже побежал – в знаменитую 444-ю, к Семену Исаковичу Шварцбурду, туда принимали шахматистов. Закончил её, а потом, фактически невольно, пошёл – ну, не на мехмат, конечно, но в технический вуз. И к третьему курсу понял, что всё это мне совершенно не нужно.

Решил перевестись в педагогический, хотел на литературный факультет. Пришёл к ректору, а тот был физик. Он мне сказал: «Зачем вам опять на первый курс? Поступайте на физический, заканчивайте, два года же всего осталось». И я пошёл.

Из педвуза мне запомнились две вещи. Первое – как Читать дальше...Свернуть )

Записала Ольга Балла

Анонс № 9 / 2016

2016_09.jpg

Заметки обозревателя

В последние годы среди части революционно настроенных педагогов - и это особенно касается Запада - растет убежденность в том, что «детям надо облегчить жизнь», то есть «незачем учить их письму, потому что в дальнейшем им это не пригодится» и, вообще, «надо с первого класса всё делать на компьютере»! Между прочим, в этом месяце Финляндия стала первой страной, исключившей уроки письма из школьной программы. Но полезно ли будет такое новшество подрастающему поколению?

Что человек делает «С авторучкой, книгой, планшетом», - более-менее понятно. А вот что эти предметы и связанные с ними практики и навыки делают с самим человеком? В этом старается разобраться наш обозреватель Александр Волков.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Ольга Балла

От корней до кончиков листьев

http://znanie-sila.su/?issue=zsrf%2Fissue_207.html&r=1

SAM_7044.JPG

С 13 по 16 апреля 2016 года в Москве, в Государственном институте русского языка им. А.С. Пушкина, в рамках III Московского международного салона образования (ММСО-2016) проходил приуроченный к празднованию пятидесятилетнего юбилея института Международный научный симпозиум «Русская грамматика 4.0». Соучредителем его стал Институт языкознания РАН.

Среди задач симпозиума было укрепление научных связей между ведущими центрами по изучению русского языка в нашей стране и в мире, знакомство с новейшими разработками в области лингвистики и методики, обобщение накопленного опыта. Обсуждались новая парадигма русистики, исследование памятников, периодизация истории языка, его прагматика, методика его преподавания как иностранного и неродного, русский язык в межкультурной коммуникации…

Но, кроме – и, пожалуй, прежде – всего прочего, перед участниками, съехавшимися из разных стран мира, стояла ещё одна, особенная задача: обсудить предстоящее создание новой академической грамматики русского языка. То есть полного, целостного его описания: всех его правил, всех единиц, фонем, морфем, частей речи… – всего дерева языка, от корней до кончиков листьев. Отсюда – стоящая в названии симпозиума цифра «4.0»: этой грамматике предстоит стать четвёртой по счёту, начиная с 1954 года.

– Грамматики, собственно, и были первыми в истории человечества опытами целостного описания языка, – рассказывает доктор филологических наук Михаил Осадчий, проректор по науке Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина. – Создавались они прежде всего для Читать дальше...Свернуть )

Анонс № 8 / 2016

2016_08.jpg

Заметки обозревателя

Человек, замечает Александр Волков, все теснее сращивается с машиной. Наше общение с компьютером принимает такие формы, о которых ещё недавно заговаривали только фантасты. Компьютеры все лучше анализируют биоэлектрическую активность мозга… Вмешательство в головной мозг человека пока ещё – одно из последних табу. Как далеко ученые могут зайти в своих экспериментах, двигаясь – предположительно - «От уроков телепатии до контроля над мыслями?» И чем это грозит человечеству?

Здесь же: Толкование сновидений. В 2014 году Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Оригинал взят у frema_zhu в Моя первая книжка
Оригинал взят у bbzhukov в Моя первая книжка
Ну вот оно наконец-то свершилось. Ровно через десять месяцев после сдачи рукописи в издательство - день в день! - книга воплотилась.

Борис Жуков. Введение в поведение. М., CORPUS, 2016. При поддержке фонда "Эволюция" и Книжных проектов Дмитрия Зимина. Выглядит вот так:



Вопросы о том, что это такое нарисовано на обложке и почему она вообще выдержана в предостерегающих черно-рыжих тонах, прошу задавать не мне, а издательству. Им эта обложка ужасно нравится, и они уверены, что она понравится и читателю. Тех, кто с этим не согласен, прошу не пугаться: внутри картинки (числом 60) совсем другие, их рисовал маэстро oldodik, и они таковы, что ради них одних можно купить книжку.

(A part: ну блин! Мне повезло с издательством, с редактором, феерически повезло с основным художником. Должна же была эта пруха на чем-то прерваться! Иначе это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой. И так-то не верится, что сбылась мечта идиота.)

Как мне пишут из издательства, "книга отправилась во все центральные московские магазины и сети (Москва, Дом книги, Республика, Библио-глобус, Молодая гвардия и т.п.) и регионы. Плюс она есть во всех главных онлайн-сторах, как Озон или Лабиринт". Дополнительные сведения - на страничке книги на сайте издательства.

А 18 числа сего месяца на Центральном телеграфе пройдет презентация первых книг серии Primus - сиречь книги досточтимого hellmouse (вышедшей неделей раньше) и моей. Оба автора будут там - сначала расскажут что-нибудь по теме своих сочинений, а затем будут кланяться, улыбаться, отвечать на вопросы публики и раздавать автографы. Вход свободный.

Еще раз спасибо всем, кто почти три года назад в этом ЖЖ склонял меня поддаться искушению. И на этом умолкаю, ибо сам еще книжки в руках не держал.


Анонс № 7/2016

2016_07.jpg

Заметки обозревателя

Она всегда рядом с нами, но мы не видим ее. Мы дышим ею – и не догадываемся об этом. А между тем «Эта вездесущая пыль» сказывается на климате, флоре, фауне, человеке. Но как? В этом нам поможет разобраться Александр Волков.

Здесь же: Все меньше Читать дальше...Свернуть )

Метки:

(презентация книги Александры Васильковой «Феномен виртуальности: О переходе между мирами – на материале книг, спектаклей и фильмов, которые читали и смотрели дети второй половины XX и начала XXI века» (М.: ГИИ, 2016) 05.07.16. в отделе детского чтения библиотеки им. Н.А. Добролюбова в Москве)

https://www.youtube.com/playlist?list=PLwjNXWbSGzaD9X696Y0OSQlVQ-a_Tp2uV

Профиль

building
znaniesila
ЖЖ-сообщество журнала "Знание-Сила"
Сайт журнала "Знание-Сила"

Календарь

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com